Caucasian Albania and the “Gates” in the Caucasus: Caspian, Albanian and Alanian
Table of contents
Share
Metrics
Caucasian Albania and the “Gates” in the Caucasus: Caspian, Albanian and Alanian
Annotation
PII
S086919080016652-4-1
DOI
10.31857/S086919080016652-4
Publication type
Article
Status
Published
Authors
Alikber K. Alikberov 
Occupation: Director of the Institute of Oriental Studies of the Russian Academy of Sciences
Affiliation: Institute of Oriental Studies, Russian Academy of Sciences
Address: Russian Federation, Moscow
Oleg A. Mudrak
Occupation: Senior Research Fellow; Professor
Affiliation:
Institute of Linguistics of the RAS
National Research University “Higher School of Economics”
Address: Moscow, Russia
Edition
Pages
18-30
Abstract

The article dedicated to the Caspian, Albanian and Alanian "gates" in the Caucasus continues the series of publications by the authors on the topic of the historical onomastics of Caucasian Albania. The focus is on the problem of mixing the names of the Caucasian "gates" - the most important mountain passes on the main routes of movement in antiquity, due to the common origin of the names Aluan and Alan from the old root *’äle- meaning“king, prince, lord”. This problem, typical for sources of various origins - Greco-Roman, Armenian, Arab-Persian and others - is solved on the basis of these sources themselves, including using data from the Albanian palimpsest, in which the word alye is directly recorded in the meaning of ‘senior; ruler'. An equally important task is the closely related interpretation of the contexts of reference and the possible localization of the "gates" in the Caucasus. The analysis of the sources made it possible to clarify some of the prevailing views on the locations of mountain passes, to provide additional source study and linguistic arguments to confirm the change in specific localizations during the time of fixing the names of the "gates" in historical writings. Caucasian etymologies have been developed for the words "Chor" and "Caspian". The use of the entire set of data, including the names of the dominant mountains with the etymologically the same word in phrases, shows the productivity of this model for constructing geographical names and determines the historical boundaries of the distribution of the languages of the North Caucasian language family.

Keywords
Source studies, Comparative historical linguistics, Toponymy, Caucasus, ancient geography, Arab-Persian geography, Tsar’s gates, Caspian gates, Albanian gates, Alan gates, Chora gates, Derbent
Received
07.09.2021
Date of publication
29.10.2021
Number of purchasers
1
Views
405
Readers community rating
0.0 (0 votes)
Cite Download pdf 100 RUB / 1.0 SU

To download PDF you should sign in

Full text is available to subscribers only
Subscribe right now
Only article and additional services
Whole issue and additional services
All issues and additional services for 2021
1

Ворота, горные проходы, перевалы, стены

2 Все ранние упоминания о Кавказской Албании, так же, как и путях передвижения через Кавказский хребет, в греко-римских текстах неразрывно связаны с так называемыми «вратами», или горными проходами на пути через Кавказ. Они даются в закономерной форме множественного числа, – др.-греч. Πύλαι и лат. Portae, что естественно для двустворчатых «ворот, дверей». Албания как раз находилось на важнейших торговых путях между кавказской металлургической провинцией и остальным миром, а также на магистральных торговых путях с юга на север – через Дербентский проход вдоль Каспийского моря и через Алазанскую долину с последующим проходом через Дарьяльское ущелье. Семантика «пути» и «прохода» всегда связана с преодолением горных проходов и «ворот» – узкого стратегического участка, чаще всего защищенного, потому что именно в таких местах было удобно контролировать передвижения, на основных маршрутах таких передвижений.
3 Что именно в источниках подразумевалось под горным проходом и что именно под «воротами»? Только Курций Руф отождествляет их друг с другом, представляя «ворота» как узкие проходы и ущелья в горах, по которым можно передвигаться, очевидно, имея в виду на конях и с обозом. В большинстве античных текстах проводится четкое разграничение между проходом и вратами; так, наряду с Каспийскими воротами в источниках упоминается и о сквозном проходе через Кавказ вдоль западного побережья Каспийского моря, который назывался Каспийским проходом: Caspia via [Tас. Ann. VI. 33].
4 В арабских текстах упоминаются баб и кал‘а, в контексте врата Баб Алан вместе со стоящей рядом с ними крепостью Алан. «Воротами» также может называться и сам крупный город, как видно по арабскому наименованию Дербента – Баб ал-абваб (букв. «Врата ворот»). Следуя традиции своих источников, Симеон Ереванци недвусмысленно понимал под «Аланскими воротами» город Партав: «В это время армянский царь Ашот и агванские князья в течение 13 лет находились в Аланских воротах, в Партаве» [Джамбр, Х, 143]. Таким образом, здесь однозначно приводится значение, довольно далекое от конкретно-политической или этнической принадлежности: древняя столица Кавказской Албании Партав названа Аланскими воротами, а реально, исходя из этимологии, – «царскими, главными» [Аликберов, Мудрак, 2019, с. 213–231], т.е. охраняемыми, контролируемыми государством. Прекрасный знаток древнеармянских источников, каталикос Симеон вряд ли сделал эту оговорку случайно.
5 Множественная форма названий «ворот», объединенных под одним названием, может также значить не просто одиночные врата, а также некую совокупность горных проходов через Кавказский хребет, не важно, – открытых или охраняемых крепостями. Арабские авторы называли «воротами» (абва̄б, при ед.ч. ба̄б) сеть крепостей, постороенных на узких и стратегически важных участках, чаще всего защищенных, т.к. именно в таких местах было наиболее удобным контролировать передвижения на основных маршрутах. Объясняя на основе сасанидского источника название Баб Алан (букв. «Аланские ворота»), Ибн Хурдадбих [ал-Масалик, 15] указывает на то, что речь идет о крепостях, построенных во времена Хосрова I Ануширвана в узких проходах на пересечении важнейших путей. «А ал-абва̄б – это 360 крепостей и укреплений в горных ущельях». Эти крепости и назывались «вратами»: Баб Сул, Баб Алан, Баб аш-Шабиран, Баб Лазика, Баб сахиб ас-Сарир, Баб филаншах, Баб лабаншах, Баб Ануширван, расположенный за ал-Бабом (Дарбандом), и др. Дарбанд были главными из этих ворот, «вратами ворот».
6 Наконец, иногда в источниках можно наблюдать несоответствия в определении того, что называть «воротами»: крепости в горных ущельях, защищавшие проходы, или оборонительные форты в районе Дербентского прохода. Семантика ворот также подразумевает наличие стен, в которых они расположены. Как стены могут восприниматься и окаймляющие горные массивы или рукотворные стены. Сасаниды с V в. строили высокие и многокилометровые стены по всему маршруту вдоль Каспия – из сырцового кирпича или каменных блоков. «Cтену из глины» (сур ат-тин) между Ширваном и Аланом упоминает ал-Мас‘уди [Мурудж, 74]. Видимо, именно такие укрепления имел в виду Йакут [p. 221], когда объяснял значение ворот как укрепления из сырцового кирпича вдоль стены, которые были разрушены после постройки города Баб ал-абваба. Но Ибн Хурдадбих не только привел целый список крепостей, но и четко обозначил семантику охраняемых проходов: «Что касается «ворот» (ал-абваб), то они являются входами в ущелья горы ал-Кабк», т.е. Кавказа [Ал-Масалик, 109].
7

Каспийские ворота

8 Сообщая о Кавказском проходе и пути к скифам, древнегреческий географ Гекатей Милетский (VI в. до н.э.) впервые отметил на этом маршруте врата, которые назвал Каспийскими; в лат. традиции они переданы как Portae Caspiae [FGrH 1 F 286; Scylacis. MDCCCXXXI. 16]. О Πύλαι Κάσπιαι сообщал Страбон [Strab. XI. 5. 4, 12. 5]. Название Каспийских ворот также используется Полибием [Polyb. V. 44. 5], Плинием Старшим [Plin. NH. VI. 30] и некоторыми другими античными авторами [ Suet. Nero. 19 ]. У Иосифа Флавия «Каспийский проход» зафиксирован в форме Θύραι Κάσπιαι [Ios. Ant. XVIII. 4. 4]. Ряд римских авторов именует Каспийские ворота Caspia claustra (claustra Caspiarum) [Tас. Hist. I. 6; Lucan. Phars. VII. 22; Val. Flac. Arg. V. 124; Claud. In Ruf. II. 28], что буквально переводится как «Каспийские теснины / ущелья».
9 У Аммиана Марцеллина, который точнее других позднеантичных авторов передает информацию о народах Кавказа, сообщается, что «в местах, где оканчиваются горы, называемые Имавскими и Апурийскими, живут в пределах Персии скифы, которые граничат с азиатскими сарматами и соприкасаются с крайними пределами земли аланов» [Amm.Marc. XXIII. 61]. Имавские горы сопоставляются с горами Демаванда, а Апурийские – с Табаристаном, который в древности назывался Тапурийа (Табарийа арабских источников); как раз в этой части гор находилась первая из горных вершин с названием Ал-бурз и Каспийские ворота.
10 Понятно, что Сарматские ворота (греч. Σαρματικαὶ πύλαι, лат. Sarmaticae Portae), упоминаемые Клавдием Птолемеем [Ptol. Geog. V. 9. 11, 15], которых, как считает М.С. Гаджиев [1997, с. 117], на Кавказе было двое, определенно связаны с именем сарматов. Подобным образом можно объяснять и название Каспийских ворот. Для наиболее ранних фиксаций употребления этого обозначения представляется вполне естественным связывать данный проход с каспиями из XI и XV сатрапий. Жили они к юго-западу от Каспийского моря, названного по их имени. В XI сатрапии, которая локализуется на территории северного Ирана, они упомянуты наряду с павсикиями (павсиями), пантиматами и даритами, а в XV сатрапии – на территории современного Азербайджана [Hdt. III. 92, 93].
11 Плиний описывает Каспийские ворота как «огромное создание природы, образовавшееся вследствие внезапного разрыва гор; самый проход огорожен обитыми железом бревнами; под ними посередине течет вонючая река…» [Plin. NH. VI. 30]. Их подробное описание оставил Марциан Капелла, автор V века: «Кавказ имеет ворота, которые зовут Каспийскими; это обрезы скал, заложенные еще железными брусьями для недопущения прохода посторонних, хотя в весеннее время они непроходимы и из-за змей» [Martian. De nupt. VI. 691]. Диодор Сицилийский, ссылаясь на Ктесия, локализует их на территории Албании [Diod. II. 2. 3], а Страбон прямо пишет о том, что «области албанцев принадлежит и область Каспиана, названная по исчезнувшему теперь племени, именем которого названо и море» [Strab. XI. 4. 5]. По свидетельству епископа Ипполита Портского, жившего в первой половине III в., «албаны живут против Каспийских ворот» [Известия, c. 35]. Эти сообщения заставляют сузить место поиска Каспийских ворот на территории исторического расселения албанских племен или в непосредственной близости от нее.
12 В исторической науке существуют различные версии локализации Каспийских ворот. Большинство исследователей связывает их с горным проходом سر دره Сар-е Дарра (варианты: Tang-e Sar-e Darra, Сир-дара, Сирдари, Джирдуни-Сирдара, Сер-Деш, или Сердара Хан) в южных отрогах горы Эльбурз, между Кавказскими и Табаристанскими горами, у которых, собственно, и обитали каспии; по этому ущелью пролегала главная дорога из Мидии на Восточный Кавказ [Jackson, p. 127–37; Anderson, 1928, p. 130; Балахванцев, 2009, с. 9–14].
13 Не менее популярна версия о Каспийских воротах как Дербентском проходе [Gibbon, 1879, p. 102; Schottky, 1991, p. 123; Алемань, 2003, с. 61; Реза, 2013, c. 11 и др.]. Стремясь найти промежуточные даты в источниках, закрывающие лакуну между поселением бронзового века на месте крепостной цитадели и албанским городом, основанным в I в. н.э., эту версию активно поддерживал А.А. Кудрявцев [1982, с. 54]. В ряде исследований отмечается, что Дербент называли и Каспийскими, и Албанскими воротами [Кудрявцев, 1982; Chaumont, 2011, p. 806-810].
14 В 2020 г. увидела свет коллективная монография участников Совместной Британско-Грузинской экспедиции, в которой уже в заголовке Каспийские ворота отождествляются с Дарьяльским ущельем, причем «от античности до эпохи гуннов и средневековья» [Dariali, 2020]. Существуют и иные версии локализации Каспийских ворот: горный проход около Хачмаса [Kolendo,1987, p. 141-148; Brentjes, Oelsner, 2015 и др.], перевал Гедук в Южном Прикаспии [Акопян, 1987, с. 40] и др.
15 Для определения точного месторасположения Каспийских ворот важен исторический контекст, в котором они упоминаются. Большинство свидетельств источников подкрепляют первую из вышеприведенных версий. Основные аргументы:
16 1. Курций, оставивший детальное описание похода Александра Македонского, сообщает о том, что на пути к Гиркании он с армией дошел до труднопроходимой страны с воинственным населением на берегу Каспийского моря, до местности, где есть «обширная равнина», которая вдается в море «двумя отрогами, посередине слабовогнутый залив, похожий на рога молодого месяца, когда он еще не достиг своей полноты» [Curt. VI. 4. 16]. Такая равнина с вогнутым заливом между каспиями и Гирканией может быть только в районе современного иранского города Решта: горный проход Сар-е Дарра между Малым Кавказским хребтом и горами Табаристана.
17 2. По Арриану, обращаясь к войску, среди стран, которые «этими трудами мы добыли себе», царь Александр называет и «земли за Каспийскими воротами, по ту сторону Кавказа» [Arr. Anab. V. 25]. Это значит, что войска все же прошли на другую сторону ворот, но не стали дальше углубляться в горы, а повернули на восток, обойдя Каспий с юга вдоль побережья. Иосиф Флавий связывает Каспийский проход с гирканами и Александром: аланы «завязали переговоры с гирканским царем, ибо последний господствует над проходом, который царь Александр сделал неприступным посредством железных ворот» [Ios. BI. VII. 7. 4]. Понятно, что царь гирканов, правивший на южном побережье Каспия, никак не мог владеть Дарьяльским проходом1.
1. К.В. Тревер [1959, с. 126] со ссылкой на диссертацию С.Т. Еремяна и статью Я.А. Манандяна писала о том, что в античных источниках «названием Hyrcania (арм. Virkan) обозначалась Грузия» [см. также: Маняндян, 1948, с. 70]. Это предположение, впервые высказанное Й. Марквартом, раскритиковано А.С. Балахванцевым, который исключил трактовку Гиркании как Грузии [2009, c. 11]. Арабские авторы, чтобы отличить одну «Страну волков» от другой, различали Джурджан (совр. Горган, историческая Hyrcania / Ὑρκανία, от др.-перс. Varkāna «Страна волков») и Джурзан (арм. Վիրք / vir-k – Грузия).
18 3. Страбон размещал Каспийские ворота «выше Гирканского моря, называемого нами Каспийским» [Strab. XI. 1. 7]. «С запада к ним прилегает Мидия», а «все области восточнее Каспийских ворот требуют вследствие своей дикости более простого описания» [Strab. XI. 12. 1]. Это довольно точное определение месторасположения Сар-е дарра.
19 4. Страбон также отмечал, что от «реки Куры до Каспийских ворот – 5600 стадиев» [Strab. XI. 13. 6]. Учитывая, что греческий стадий равен около 178 м, получаем достаточно ясную цифру – 996,8 км. Эта цифра также соответствует расстоянию между Курой и проходом Сар-е Дарра, расстояние от Куры до Дарьяльского ущелья вдвое меньше.
20 5. Марциан Капелла пишет, что от Каспийских ворот «до Понта несомненно 200000 шагов» [De nupt. VI. 691]. Судя по тому, что в предыдущем предложении у Капеллы, восходящей к информации Курция, речь шла о том, что «в виду Каспийского моря начинается Мидия, которая опоясывается Кавказскими горами» [De nupt. VI. 690–691], по указанному до Черного моря расстоянию, имеется в виду проход Сар-е Дарра на территории Каспианы, между Гирканией и Албанией.
21 6. В подробном описании Плиния Каспийских ворот как горного перевала, который частично образует узкий проход с высокими скалистыми краями, содержится важная подробность о соленой воде, которая выходит из скалы и собирается в ручеек [Plin. NH. VI. 14–15]. По мнению А. Джексона, это описание как нельзя лучше подходит для Сар-е Дарра, где скальные и глиняные склоны имеют различный цвет, тускло-коричневый и охристый, как будто от огня, и соль выщелачивается из земли [Jackson, 1911, р. 132-134].
22 7. Наконец, главный аргумент: античные источники сходятся в том, что Каспийские ворота получили свое название от каспиев, которые в I тыс. до н.э. жили в Каспиане на юго-западном побережье Каспийского моря, выше Гиркании. Страбон сообщает: «По словам Эратосфена, местные жители называют Кавказ Каспием, может быть от имени [племени] каспиев» (Strab. XI. 2.15). Плиний повторяет, что владения каспийских племен начинаются сразу за Каспийскими вратами. И именно благодаря этой связи перевал получил свое название. Он также добавляет, что Каспийское море (Caspium mare) к северу от Каспийских ворот также названо в честь народа каспиев, населявшего часть его берегов [Plin. NH. VI. 38–39].
23 8. Данную локацию подтверждает Мовсес Хоренаци, описавший проповедническую деятельность св. Григория Просветителя, добравшегося «к Аланским воротам и каспам» (ar drambk' Alanac' ew Kasbic') [История, §7.5.5], а также факт преемственности традиции и существования этого древнего топонима в качестве названия почтовой станции Касп в районе прохода Сар-е Дарра при Сасанидах. В арабизированной форме Касб он сохранялся и в средневековый период, в эпоху Арабского халифата: в частности, его упоминает не только Ибн Хурдадбих, но и Кудама б. Джа‘фар, когда составлял «Китаб ал-харадж» – свой знаменитый труд по налоговому учету в Халифате [Herzfeld, 1968, p. 195].
24 Языковая соотнесенность народа, известного нам как каспии, не ясна2. Возможно, это был ираноязычный народ, но скорее всего он имел отношение к Кавказу и, соответственно, северокавказской языковой группе: поскольку, согласно Плинию, каспии жили рядом с удинами, а по Страбону, – входили в состав албанских племен, в фокусе внимания естественным образом оказываются прежде всего нахско-дагестанские языки. Юго-восточными из них по своему современному распространению являются языки лезгинской подгруппы и хиналугский. В таком случае напрашивается привлечение ПЛезг. основы *kàsə 'человек, личность; некто' > лезг. kas, табас. kas (-di, -ar) [Lezget 256]. В северо-восточных лезгинских языках произошла унификация показателя мн. числа с аффиксом -ar. Но в западно- и южно-лезгинских языках присутствует довольно продуктивный аффикс *-bi, который продолжается в рут. -bɨr, цах. -bɨ, крыз. -bi, буд. be. Таким образом, не исключено, что это слово значило просто «люди» и соотносилось с народом лезгинской подгруппы северокавказских языков, куда входит и язык албанских палимпсестов – древнеудинский. Надо понимать, однако, что этот аффикс имеет общий нахско-дагестанский характер и хорошо отмечен в даргинской, андийской, цезской и нахской ветвях.
2. Из сообщения Плиния о том, что «есть, правда, и другие ворота у каспийских народов (Caspiis Gentibus), но об этом можно узнать только из рассказов Александра Великого» [Plin. NH. VI. 40], допустима интерпретация каспиев как собирательного названия группы народов (подробнее см.: [Акопян, 1987, с. 40]).
25 Альтернативные версии локализации Каспийских ворот существовали еще в античный период. Плиний, оставивший наиболее детальное описание «ворот», сетовал на то, что некоторые современные ему писатели ошибочно принимают «Кавказские ворота» (лат. Caucasiae Portae) в Иберии за Каспийские [Plin. NH. VI. 40]. Для ориентира очень важно, что он называл ближайшие к Каспийским воротам степи и два города, расположенные на вершинах скал и ранее служившие для сдерживания мидян, – Каллиопа и Иссатис – парфянскими [ Plin. NH. VI. 17, 43; Standish, 1970, p. 17–18] . Против смешения Каспийских ворот с другими, Армянскими, воротами выступал Марциан Капелла: «в одном месте Армянские, в другом – Каспийские» (“et alibi Armeniae, alibi Caspiae”) [De nupt. VI. 683].
26

Албанские ворота (Portae Albaniae), врата Чора, Дарбанд / Баб ал-абваб («Врата ворот»)

27 По мнению ряда исследователей, название lnn BB в среденеперсидском тексте и lnn TR’’ в парфянском тексте надписей 260-262 гг. н.э. шаханшаха Шапура I (SKZ) и верховного жреца Картира (KKZ), которые упоминаются вместе с Албанией / Арраном, следует читать как «Албанские ворота» и подразумевать под ними Дербентский проход [Henning, 1952, p. 512; Honigmann, Maricq, 1953, p. 88–90; Maricq, 1958, p. 307, 336; Тревер, 1959, c. 135; Фрай, 1972, c. 295; Кудрявцев, 1978, c. 244; Касумова, 1979, c. 113–114; Гаджиев, 1982, c. 14; Гаджиев, 2002, с. 43].
28 Тацит пишет о «проходе между морем и концом Албанских гор» «по каспийской дороге» [Tас. Ann. VI. 33], впервые однозначно обозначая Дербентский проход, который Птолемей называл Албанскими воротами (др.-греч. Ἀλβάνιαι πύλαι, лат. Portae Albaniae) [Ptol. Geog. V. 9. 15]. Этим греко-римским названиям, возможно, соответствует упоминаемая в визант. источниках крепость Тзур, точнее, Цур или Чур (Τζούρ) (с большой долей неуверенности – сирийск. ворота Торайе, что может быть «воротами Тавра»]). Соответствия для византийской формы этого топонима присутствуют в армянских, грузинских и собственно местных источниках. Так, в древнеармянских памятниках (с V в. н.э.) дербентский проход упоминается под названиями «город Чола», «крепость Чора», «ворота Чора», «проход Чора» (арм. варианты Չոր или Չոռ, Չողաčor, čoɫa), что соотносится с др.-груз. Чор- (ჩორი – čori). Традиционно считается, что это слово представляет собой исторически исходное древнее наименование Дербента, сохранившееся в ряде современных дагестанских языков. Исследователями, начиная с XIX в., привлекались лезг. ЧIур, дарг. Чулли, лак. Чурул, авар. Чор.
29 В связи с этим следует обратить внимание на даргинские данные: ПДарг. *čùrə 'Дербент 1, дербентец 2; Derbent 1, Derbent dweller 2' > сев. *čùr̯ə- : урах. čulli 1, čullan (-, -t) 2, южн. *čùrə > ицар. čur (čul-li, -) 1, 'гряда, стена, не скрепленная раствором камней', *čur̯-lò- : хайд. čullan 2, куб. čū 1, čūlan (-, -t) 2. С регулярными вторичными ассимиляциями конечного согласного -r- основы перед последующим -l- словоизменительных аффиксов [Мудрак, 2016, с. 176, Darget, 2413]. Данной даргинской основе этимологически соответствуют ПЛак. *čurḅù’w 'лестница' [Laket, 2294] и ПНах. *čire- 'выступ фундамента; фундамент' [Naxet, 2637]. Собственно лак. название города Чурул является ранним освоенным даргинизмом, отражающим вариант косвенной основы. Армянский вариант названия čoɫa отражает локативную даргинскую форму *čùr-la «в Чоре», которая с упрощением сочетания отмечена и в современных даргинских языках. Не вполне ясна глоттализация начальной аффрикаты в лезг. форме ЧIур = č̣ur, здесь может быть отражение вторичного сочетания вида *čʷ- или *č’- с последующей гортанной смычкой, но возможна и контаминация названия города с другой полнозначной основой лезг. č̣ur 'пастбище, луг, выпас', имеющей как соответствие рут. č̣ir, цах. č̣ije 'земля, почва', буд. č̣ir 'степь; степной' [Lezget 209].
30 От этого наименования стоит отделять араб. формуباب الصول Бāб аc̣-С̣ӯл – «врата Сула». У средневековых арабо-мусульманских авторов это название присутствует при передаче сведений, полученных ими из сасанидских источников: ворота С̣ӯл (ат-Табари, Ибн Мискавайх, Ибн Хурдадбих), крепость С̣ӯл (Та’рих ал-Баб), город С̣ӯл (Дербенд-наме). Причем формаباب الصول Бāб аc̣-С̣ӯл (именно в варианте без удвоения буквы лам – Сулл) засвидетельствована в факсимильном издании огласованной рукописи «Таджариб ал-умам» Ибн Мискавайха [Tajārib, p. 192]. Этимология названия ворот Сула, так же как Сарматских ворот и ворот хонов, требует специального исследования.
31 Среднеперсидское название города Дарбанд зафиксировано с VI в., после того как шаханшах Хосров I завершил строительство мощных оборонительных укреплений в 568–569 гг. и надежно запер горный проход вдоль Каспия в самом узком месте: на всей протяженности Дербентского прохода в 3,5 км (от вершины горы до Каспийского моря), в нем появились две мощные стены из больших отесанных каменных блоков, более 12 м в высоту, имевшие соединения между собой в виде перпендикулярных стен. Ворота в этих стенах запирались. Дар + банд переводят как «Узел (связка) ворот», «Закрытые ворота».
32 Указание на многочисленность ворот в Дербенте видно и в арабском названии этого города – Ба̄б ал-абва̄б «Ворота ворот». Общее наименование всех ворот (горных проходов) дает Дарбанд-намаДарпуш или Дарпушт (ср.-перс. Dar pušt > араб. Дарбуш) [Аликберов, 2003, c. 45-48]. Арабские источники обозначают целую сеть «ворот» – укреплений в узких горных проходах, которые защищали маршруты передвижений через Кавказ с юга на север. И Баб ал-абваб оказывается главными вратами на этом маршруте. Тюркское по происхождению название города Дербента как Темир-капы
33

Аланские ворота (*Дар-и Ал, Баб Алан)

34 Среднеперсидское название lnn BB и парфянское lnn TR’’ в надписях SKZ и KKZ (III в.) многие исследователи предлагают читать как Ālānān dar3 – «Аланские ворота», понимая под ними Дарьяльское ущелье [Sprengling, 1953, p. 14, 52; Chaumont, 1960, p. 344, 361–362; Церетели, 1969, c. 327–337; Hinz, 1970, S. 261; Back, 1978, S. 187–188, 286–287, 426]. Это название естественно сопоставлять не только с арм. drownk Alanac (букв. «Аланские ворота»), но и с араб. Баб Алан, который Ибн Хурдадбих включал в состав сасанидской оборонительной системы на Восточном Кавказе (см. выше).
3. Реконструировано нами как Alānаn (вместо Alānān), без долготы последнего слога [Аликберов, Мудрак, 2020, c. 198].
35 С вопросом локализации Аланских ворот в некой мере связано и определение владений алан-шахов. Противоречивость сведений ранних источников вносит некоторые сомнения в правомерность однозначного, независимо от контекста и безапелляционного толкования местонахождения как *Дар-и Ал, так и Баб Алан. Аланские ворота могли находиться не только на Центральном Кавказе, но и южнее – в Закавказье.
36 Сообщая о стенах до Дарбанда, построенных Сасанидами, Дарбанд-нама приводит данные о том, что «падишах по имени Исфандийар, сын Гуштасп-и Сухраба, вновь восстановил стену, носившую название Алан, и довел [ее] до моря. Сначала он установил там ворота. Ту стену назвали Аланскими воротами (Алан-капу)» [Акташи. Дербенд-наме, 43]. Название Алан-капу со вторым тюркским компонентом тождественно арабскому Баб Алан и в некой мере соответствует персидскому *Дар-и Ал. Обращает на себя внимание то, что в персидском названии слово Ал стоит в единственном числе, что едва ли допустимо при использовании племенного названия «алан». Но в районе Дарьяльского ущелья нет моря, до которого было бы реально строить стену, а укреплениям приморской зоны Сасаниды уделяли особое внимание, поскольку именно там пролегали наиболее удобные маршруты для передвижения караванов и кочевников.
37 Дарбанд-нама локализует Алан-капу где-то в Мугане или южной части Ширвана (что для определенного периода одно и то же), поскольку далее речь идет о строительстве крепостей в северной части Ширвана, Маскате и далее по направлению на север вплоть до Дарбанда (Шабиран, Каркар и др.) [Саидов, Шихсаидов, 1980, с. 27]. В свое время Ширван захватил Муган – княжество с одноименным центром на правом берегу Куры. Ал-Мас‘уди [Мурудж, 211] предупреждал, что Мукан не следует путать с поместьем ал-Муканийа (Муганийа), расположенным в горах по соседству с Кабалой. Н. Дашти также идентифицирует Дашт-и Балашакан с Муганской степью, отмечая, что в сасанидский период Балашаган простирается до Кавказского хребта и Дербентского прохода [Dashti, 2012, p. 38]. По Ибн Хурдадбиху [Ал-Масалик, 17], правитель Мугана носил титул алан-шах, который дал ему Ардашир, первый шаханшах из династии Сасанидов.
38 Обозначая линию противостояния мусульман и немусульман после завершения хазаро-арабских войн, Ибн ал-Факих [Китаб ал-булдан, 286] сообщил, что сеть крепостей (ал-абваб / «ворот») на Кавказе «состоит из 360 замков, из которых 110 замков находятся во владении мусульман вплоть до земель Табарсарана [включительно], а остальные остаются в землях Филана (в тексте ошибочно – Джилан – А.А.), владетеля ас-Сарира, до Баб Алан». Анонимный источник Аджа’иб ад-дунйа [л. 196а] в разделе о Баб ал-абвабе уточняет, что остальные ворота остаются под властью «тюрок», т.е. кочевников на севере. Здесь, похоже, под Аланскими воротами имеется в виду как раз *Дар-и Ал – Дарьяльский проход.
39

Выводы

40 Каспийские ворота не могут был локализованы в Дербентском проходе, поскольку здесь нет с двух сторон гор и узкого ущелья: на одной стороне Дербентского прохода находится море. Прокопий Кессарийский [Война с готами. 1. 10] совершенно справедливо отделяет Каспийские ворота от ворот Чора: «Один из этих проходов называется Тзур, а другой носит старинное название Каспийских ворот».
41 Совершенно очевидно, что древние авторы называли Каспийскими разные ворота [см. также: Акопян, 1987, с. 35]. Для римлян, вторгавшихся в район Каспия с юго-запада с 66 г. до н.э., это был проход Сар-е Дарра, а для византийцев времен Прокопия Кессарийского – определенно Дарьяльский проход: «Азиатские Иверы обитают у самых Каспийских ворот, стоящих от них на севере» [О постройках. 1. 12].
42 Мы также можем выделить различные исторические периоды, в течение которых представления о «воротах» существенно менялись. При этом необходимо различать не один, а по крайней мере четыре (sic!) совершенно различных варианта локализации Аланcких («Царских») ворот, разнесенных во времени. Топонимической параллелью во всех случаях выступает гора с одним и тем же названием Ал-бурз, т.е. «Царь-гора»:
43 1. Изначально, во времена Гелетея Милетского и последующих греко-римских авторов вплоть до Птолемея и даже позже, фигурировали Каспийские ворота. Вслед за большинством историков их следует локализовать в пределах Гиркании. Точнее – это известный Гирканский проход Сар-е дарра в горах Эльбурз между Мидией и Парфией, непосредственно у южной границы исторической Каспианы, где обитали каспии. По мнению М. Шоттки, в те же времена это название использовалось и для дороги из Дарбанда на западный берег Каспийского моря [Schottky, 1991, p. 123].
44 2. После походов в Кавказскую Албанию Помпея и Канидия Красса, а также признания албанами зависимости от Рима, в греко-римских источниках упоминаются Албанские ворота (лат. Albaniae portae, греч. Ἀλβάνιαι Πύλαι). После Птолемея этот термин уходит из греко-римской традиции. Очень похоже на то, что «Албанские ворота» – окказиональное название кавказского прохода в одну эпоху по соседствующей стране.
45 3. Аланские «ворота» – скорее всего, это обезличенное обозначение «царских ворот». Для названий Аланских ворот следует предполагать старую форму родительного падежа *-ən, которая есть в удинском и в остальных лезгинских языках. Напомним, что в др.-удин. отмечается слово alye в значении 'старший; правитель'. Таким образом форма ln является поссесивом и значит «царя, царёв, царский». Для примера, Аланские ворота, которые шаханшах Шапур II (309–379) просил открыть албанского царя Урнайра [Бузанд, III.34], вряд ли могут быть локализованы вне пределов Албании. Маловероятно, чтобы это был проход Сар-е Дарра или Дарьяльский проход.
46 4. Задолго до того, как Хосров I в VI в. достроив из каменных блоков мощные крепостные стены Дербента и 42-километровую «Горную стену», территория Албании стала частью Ирана, а передние рубежи обороны империи были передвинуты до северных склонов Кавказа. Аланские ворота этого времени – это *Дар-и Ал, более поздняя арабская форма – Баб Алан с крепостью Алан (кал‘ат Алан). Ал-бурз называется доминирующая на центральном Кавказе гора, известная в современной географической номенклатуре как Эльбрус. В модели названий горного прохода и этих доминирующих гор – Эльбурз, Эльбрус, Шахбуздаг (в перс. тексте «Гюлистан-и Ирам» А.К. Бакиханова – Шах Ал-бурз даг) и др.4 – выступает севернокавказский корень *’äle- -w- 'князь, царь, правитель, хозяин, господин'. Соответственно, по-персидски, *Дар-и Ал – это «Ворота царя, Царские ворота», то же что и «Аланские ворота». Не случайно Аммиан Марцеллин, говоривший об «одинаково благородном происхождении» алан [XXXI. 21], связывал их имя с названием (*«царских») гор: «Аланы, получившие свое название от гор» (Halaniex montium appelatione cognominati) [XXXI. 13]. Позднее арабское название Баб Алан отражает в случае с Дарьялом название прохода по соседствующему народу или государству.
4. На мусульманских картах, составленных на основе сведений турецкого путещественника XVII в. Эвлия Челеби, все доминантные горы Кавказа обозначены как Ал-бурз.
47 СПИСОК СОКРАЩЕНИЙ ∕ LIST OF ABBREVIATIONS
48 NCED – Nikolayev S.L., Starostin S.A. A North Caucasian Etymological Dictionary. M.: Asterisk Publishers, 1994.
49 Darget – Мудрак О.А Компьютерная этимологическая база данных даргинских языков (более 3100 этимологий).
50 Laket – Мудрак О.А Компьютерная этимологическая база данных лакского языка (более 2600 этимологий).
51 Lezget – Мудрак О.А Компьютерная этимологическая база данных лезгинских языков (более 3350 этимологий).
52 Naxet – Мудрак О.А Компьютерная этимологическая база данных нахских языков (около 3400 этимологий).
53 авар. – аварский
54 аккин. – аккинский
55 араб.– арабский
56 арм. – армянский
57 буд. – будухский
58 греч.– греческий
59 груз. – грузинский
60 диг. – дигорский
61 др.-арм. – древнеармянский
62 др.-греч. – древнегреческий
63 др.-перс. – древнеперсидский
64 инг. – ингушский
65 иран.– иранский
66 ирон.– иронский
67 кист.– кистинский
68 крыз. – крызский
69 куб. – кубачинский
70 лак. – лакский
71 лат. – латинский
72 лезг. – лезгинский
73 осет. – осетинский
74 перс. – персидский
75 рут. – рутульский
76 ср.-перс. – среднеперсидский
77 удин. – удинский
78 урах. – урахинский
79 хайд. – хайдакский
80 цах. – цахурский
81 чеберл. – чеберлоевский
82 чеч. – чеченский
83 ПДарг. – пра-даргинский
84 ПЛак. – пра-лакский
85 ПЛезг. – пра-лезгинский
86 ПНах. – пра-нахский
87 ПСК – пра-севернокавказский

References

1. ‘Aja’ib al-dunya (Wonders of the World). Critical Text, Transl. from Pers., Introd., Comment. and Indices by L.P. Smirnova. M.: Vostochnaya literatura, 1993 (in Russian).

2. Akopyan A.A. Albania-Aluank in Greek-Latin and Ancient Armenian Sources. Yerevan: Izd-vo AN ArmSSR, 1987 (in Russian).

3. Aktashi, Muhammad Awabi. Derbent-name. Transl. from the Turk and Arab MSS, Preface and Bibl. of G.M.-R. Orazaev and A.R. Shikhsaidov. Comment. by G.M.-R. Orazaev. Makhachkala, 1992 (in Russian).

4. Alemany A. Alans in Ancient and Medieval Written Sources. Moscow: “Manager”, 2003 (in Russian).

5. Alikberov A. K. The Era of Classical Islam in the Caucasus: Abu Bakr al-Darbandi and his Sufi Encyclopedia “Raihan al-haqa’iq” (11th–12th cc.). Moscow: Vostochnaia Literatura, 2003 (in Russian).

6. Alikberov A.K., Mudrak O.A. Historical Names Albania, Aluank and Alan in the Space of Cross-Cultural Communication. Questions of Onomastics. 2019. Vol. 16. No. 2. Pp. 213–231 (in Russian).

7. Alikberov A. K., Mudrak O. A. Arran and Neighboring Countries in the Parthian Text of a Trilingual Inscription of the 3rd Century on the Rock Ka‘ba-yi Zardusht (ŠKZ). Questions of Onomastics. 2/2020. Pp. 190–202 (in Russian).

8. Balakhvantsev A.S. Sarmatians in the 1th-4th Centuries AD according to the Data of Ancient Authors. Statistical Processing of Burial Sites of Asian Sarmatia. Iss. IV: Late Sarmatian Culture. Moscow: Vostochnaya Literatura, 2009. Pp. 9–14 (in Russian).

9. Gadzhiev M.S. Southern Dagestan in the 3rd–5th Centuries. Abstract of thesis. Cand. dis. M., 1982 (in Russian).

10. Gadzhiev M.S. Between Europe and Asia. About the Trade Contacts of Dagestan in Albano-Sarmatian Period. Makhachkala, 1997 (in Russian).

11. Gadzhiev M.S. The Ancient City of Dagestan: An Experience of Historical-Topographic and Socio-Economic Analysis. Moscow: Vostochnaya Literatura, 2002 (in Russian).

12. Yerevantsi, Simeon. Dzhambr (in Russian) http://www.vostlit.info/Texts/rus14/Erevanci/ frametext3.htm. (accessed: 02.05.2021).

13. Ibn Khordadbeh. Book of Paths and Countries. Per. from Arabic, Commentary, Research, Indices and Maps by Nailya Velikhanova. Baku, 1986 (in Russian).

14. Messages from Ancient Authors, Greek and Latin, about Scythia and the Caucasus. Vol. 2. Issue 2. Collected and Published from Russian. by V.V. Latyshev. Saint Petersburg: Imp. Acad. Sciences, 1906 (in Russian).

15. History of Armenia by Moses Khorensky. New Translation by N.O. Emin. M., 1893 (in Russian).

16. History of Armenia by Favstos Buzand. Transl. by M.A. Gevorgyan. Yerevan, 1953 (in Russian).

17. Kasumova S.Yu. On the Interpretation of the Middle Persian Inscriptions from Derbent. Journal of Ancient History. 1979. No. 1. Pp. 113–126 (in Russian).

18. Kudryavtsev A.A. On the Dating of the First Sassanid Fortifications in Derbent. Soviet Archeology. 1978. No. 3. Pp. 243–257 (in Russian).

19. Kudryavtsev A.A. Ancient Derbent. Moscow: Nauka, 1982 (in Russian).

20. Manandyan Ya.A. About the Location of ‘Caspia via’ and ‘Caspiae portae’. Historical Notes. Vol. XXV. 1948. Pp. 59–70 (in Russian).

21. Mudrak O.A. Dargi Stems. Vol. I. Moscow: Yazyki narodov mira, 2016 (in Russian).

22. Reza E. Azarbaydzhan and Arran (Aturpatakan and Caucasian Albania). Transl. from Pers., Foreword and Add. by G. Asatryan. Yerevan, 2013 (in Russian).

23. Saidov M.S., Shikhsaidov A.R. “Derbent-name” (On the Question of the Study). Eastern Sources on the History of Dagestan. Makhachkala, 1980. Pp. 24–39 (in Russian).

24. Trever K.V. Essays on the History and Culture of Caucasian Albania of the 4th Century BC – 7th Century AD. Moscow – Leningrad: Izd-vo AN SSSR, 1959 (in Russian).

25. Frye R. Heritage of Iran. Moscow, 1972 (Russian translation).

26. Anderson A.R. Alexander at the Caspian Gates. Transactions and Proceedings of the American Philological Association. 1928. Vol. 59. Pp. 130–163.

27. Back M. Die Sasanidischen Staatsinschriften. (Acta Iranica. 18. Textes et memoires. Vol.VIII). Teheran-Liege, 1978.

28. Brentjes, Burchard; Oelsner, Joachim. “Albania”. Brill’s New Pauly. Antiquity volumes edited by: Hubert Cancik and Helmuth Schneider. Brill Online, 2015.

29. Chaumont M.-L. L’lnscription de Kartir a la “Ka‘bah de Zoroastre” (Texte, Traduction, Commentaire). Journal Asiatique. 1960. T. 248. Fasc. 3.

30. Chaumont M.-L. “ALBANIA”. Encyclopædia Iranica. Last Updated: July 29, 2011. Pp. 806–810 https://www.iranicaonline.org/articles/albania-iranian-aran-arm. (accessed: 19.07.2021).

31. Compendium libri Kitab al-Boldan auctore Ibn al-Fakih al-Hamadhani. Ed. M.J. de Goeje. Leiden, 1967 (in Arabic and Latin).

32. Dashti N. The Baloch and Balochistan. A historical account from the Beginning to the fall of the Baloch State. Bloomington: Trafford Publ. 2012.

33. Gibbon E. The History of the Decline and Fall of the Roman Empire. Vol. 4. New York: Harper Brothers, 1879.

34. Henning W.B. A Farewell to the Khagan of the Aq-Aqataran. Bulletin of the School of Oriental and African Studies. 1952. Vol. XIV. Pt. 3.

35. Herzfeld E. The Persian Empire. Wiesbaden, 1968.

36. Hinz W. Die Inschriften des Hohenpriesters Kardir am Turm von Naqsh-e Rostam. Archäologische Mitteilungen aus Iran. 1970. Bd. 3.

37. Honigmann E. von, Maricq A. Recherches sur les Res Gestae Divi Saporis. Bruxelles: Acad, 1953.

38. Ibn Miskawayh. The Tajārib al-umam or History of Ibn Miskawayh (Abu ‘Ali Ahmad b. Muhammad) ob. A.H. 421. Reproduced in facsimile from the Ms. at Constantinople in the Āyā Sūfiyya Library. With a preface and summary by Leone Caetani. Leyden: E. J. Brill – London: Luzac & Co, 1909 (in Arabic).

39. Jackson A. V. W. From Constantinople to the Home of Omar Khayyam. New York, 1911.

40. Kolendo J. Sur le nom Caspiae Portae appliqué aus cols du Caucase. Folia Orientalia. 1987. Pp. 141–148.

41. Maricq A. Res Gestae divi Saporis. Syria. 1958. T. XXXV. Pp. 295–360.

42. Maçoudi. Les Prairies d’or. Vol. 2. ‘Alī ibn al-Husayn al-Mas‘ūdī. Paris: Imprimerie impériale, 1863.

43. Sauer, Eberhard W. Dariali: The ‘Caspian Gates’ in the Caucasus from Antiquity to the Age of the Huns and the Middle Ages: The Joint Georgian-British Dariali Gorge Excavations and Surveys of 2013-2016. Oxford: Oxbow Books, 2020.

44. Schottky M. Parther, Meder und Hyrkanier. Archäologische Mitteilungen aus Iran. 1991. Bd. 24. S. 64–135.

45. Sprengling M. Third Century, Iran, Sapor and Kartir. Chicago, 1953.

46. Standish J. F. The Caspian Gates. Greece & Rome. 1970. Vol. 17. No. 1. Pp. 17–24.

47. Yacut’s geographisches Wörterbuchaus den Handschriftenzu Berlin. St. Petersburg, Paris, London und Oxford. Hrsg. von F. Wüstenfeld. Band I. Lpz., 1866 (in Arabic and German).

Comments

No posts found

Write a review
Translate