Overseas Chinese Policy of the PRC in the Era of Deng Xiaoping (1977-1992)
Table of contents
Share
QR
Metrics
Overseas Chinese Policy of the PRC in the Era of Deng Xiaoping (1977-1992)
Annotation
PII
S086919080014264-7-1
Publication type
Article
Status
Published
Authors
Alina V. Afonasieva 
Occupation: Leading Researcher
Affiliation: Institute of Far Eastern Studies of the Russian Academy of Sciences
Address: 32, Nakhimovsky Av., Moscow, 117997
Edition
Pages
225-236
Abstract

From both theoretical and practical points of view, the contemporary Overseas Chinese policy of the PRC is largely based on the experience gained during the de facto reign of Deng Xiaoping (1977–1992). In the shortest possible time after the end of the "cultural revolution (1966-1976)" Deng was succeeded to carry out restoration work on interaction with the diaspora and include it in the strategic development plan of the PRC for decades ahead. Talking about the PRC's Overseas Chinese policy, the author minds both the foreign policy – towards overseas Chinese (huaqiao-huaren: emigrants and ethnic Chinese with foreign citizenship, and the internal policy – towards re-emigrants and relatives of emigrants in the PRC (guiqiao-qiaojuan), who are directly connected with Overseas Chinese. 

The article analyzes the first steps of Deng Xiaoping's team to restore work with the Chinese diaspora before the official announcement of the policy of reform and opening-up: reconstruction of the administrative structure for Overseas Chinese Affairs, planning the main directions of work with diaspora, including it in the strategic development plan of the PRC. The author explains the legal details and examines the main theoretical approaches to the work with the diaspora in the first years of reform and opening-up. The paper deals with the processes of creating the basis for long-term cooperation between the PRC and the Chinese diaspora. It concludes that Deng Xiaoping completely restored external and internal work with the diaspora and created conditions for further comprehensive cooperation with it in the short, medium, and long term.

Keywords
The PRC, Deng Xiaoping, Chinese Diaspora, Overseas Chinese, Re-emigrants, Relatives of Overseas Chinese
Received
24.11.2021
Date of publication
24.12.2021
Number of purchasers
0
Views
247
Readers community rating
0.0 (0 votes)
Cite Download pdf 100 RUB / 1.0 SU

To download PDF you should sign in

Full text is available to subscribers only
Subscribe right now
Only article and additional services
Whole issue and additional services
All issues and additional services for 2021
1 В годы фактического правления Дэн Сяопина (1977–1992 гг.), работа с делами китайских эмигрантов1 основывалась на выдвинутой им теории о зарубежных китайцах (хуацяо-хуажэнь) и о «зарубежных связях» реэмигрантов и родственников эмигрантов (гуйцяо-цяоцзюань) как об уникальном шансе для масштабного развития Китая [Дэн Сяопин лунь цяоу, 2000, c. 12]. Эта работа велась как внутри КНР с реэмигрантами и родственниками эмигрантов, так и c китайцами за рубежом, где в ряде стран ещё сохранялось влияние гоминьдановцев (тайваньцев) на зарубежную китайскую буржуазию, хотя и в меньшей степени по сравнению с началом 1970х гг.
1. Работа КНР с делами китайских эмигрантов / политика по делам китайских эмигрантов (цаоу гуцзо / цяоу чжэнцэ) фактически означает не только работу с эмигрантами, но и с этническими китайцами-иностранцами, а также с реэмигрантами и родственниками зарубежных китайцев.
2 ПЕРВЫЕ ШАГИ ПО ВОССТАНОВЛЕНИЮ РАБОТЫ С КИТАЙСКОЙ ДИАСПОРОЙ ДО ОФИЦИАЛЬНОГО ОБЪЯВЛЕНИЯ О ПОЛИТИКЕ РЕФОРМ И ОТКРЫТОСТИ
3 После окончания в 1976 г. «культурной революции» и до 3го пленума ЦК КПК 11го созыва (18-22 декабря 1978 гг.), на котором было объявлено о начале политики реформ и открытости в КНР, Дэн Сяопином и его соратниками была проведена работа по восстановлению аппарата по работе с китайской диаспорой.
4 В конце сентября 1977 г. на встрече с руководителем и заместителем руководителя туристической группы китайских эмигрантов, их потомков и соотечественников из Гонконга, Макао и Тайваня, прибывших в Пекин для участия в празднике по случаю образования КНР, Дэн Сяопин заявил о необходимости восстановить ранее существовавший правительственный аппарат по работе с зарубежными китайцами [Дэн Сяопин сысян няньпу, 1977], а в январе 1978 г. во время визита в Мьянму и встречи с представителями китайских эмигрантов, он заявил о восстановлении в Китае внутреннего и внешнего политического курса (в том числе в деле работы с китайскими эмигрантами), принятого Мао Цзэдуном и Чжоу Эньлаем и разрушенного «бандой четырёх» [Дэн Сяопин сысян няньпу, 1978]. В январе 1978 г. была создана Канцелярия по делам китайских эмигрантов при Госсовете КНР2, которая фактически взяла на себя полномочия ликвидированного в годы «культурной революции (1965–1976 гг.)» Комитета по делам китайских эмигрантов, хотя по статусу была ниже этого Комитета. Руководителем Канцелярии стал широко известный и авторитетный в кругах зарубежных китайцев Ляо Чэнчжи – руководитель упраздненного в 1970 г.
2. Канцелярия по делам китайских эмигрантов при Госсовете КНР (Гоуюань Цяоу баньгунши) занимается не только делами хуацяо, но и делами хуажэнь, а также гуйцяо-цяоцзюань.
5 К моменту объявления о старте реформ и открытости, китайские власти провели ряд важных совещаний по работе с зарубежными китайцами, реэмигрантами, родственниками эмигрантов и выработали контуры взаимодействия с ними на территории КНР и за рубежом.
6 В начале октября 1977 г. на встрече с делегацией соотечественников из Гонконга и Макао, а также с видным гонконгским предпринимателем Ли Минцзэ, прибывших на церемонию празднования дня образования КНР, Дэн Сяопин выступил с критикой политики «банды четырёх», подвергшей гонениям реэмигрантов и родственников эмигрантов в годы «культурной революции» из-за наличия у них «связей с заграницей». Он подчеркнул важность этих связей и необходимость вернуться к положительному опыту работы с зарубежными китайцами, накопленному до 1966 г. [Дэн Сяопин сысян няньпу, 1977].
7 В ноябре 1977 г. МИД КНР с разрешения Госсовета КНР открыл предварительное заседание Всекитайского конгресса по делам китайских эмигрантов, на котором был впервые официально сформулирован ставший ключевым во внутренней работе с гуйцяо-цяоцзюань принцип «равного отношения и недопущения дискриминации, надлежащей заботы в соответствии со спецификой (иши тунжэнь будэ циши, гэньцзюй тэдянь шидан чжаогу)» или «принцип 16 иероглифов». 22 декабря 1978 г., в последний день 3го пленума ЦК КПК 11го созыва, в Пекине открылся Всекитайский конгресс по делам китайских эмигрантов, на котором был заслушан и одобрен рабочий доклад Ляо Чэнчжи «Добросовестно осуществлять политику партии по работе с делами китайских эмигрантов – значит бороться за сильное социалистическое государство, осуществляющее строительство модернизации», представивший три основные установки в работе с зарубежными китайцами на предстоящий период реформ и открытости: а) твёрдо следовать социалистической ориентации – базовый принцип внутренней работы с реэмигрантами и родственниками эмигрантов; б) твёрдо придерживаться внешнеполитической линии ЦК КПК – базовый принцип внешней работы с китайцами за рубежом; в) добросовестно осуществлять политику партии по работе с диаспорой. Говоря о внутренней работе с реэмигрантами и родственниками эмигрантов Ляо Чэнчжи называет гуйцяо-цяоцзюань важной силой революции и строительства социализма в КНР. Во внешней работе с зарубежными китайцами Ляо Чэнчжи полностью подтвердил возвращение к курсу до времён «культурной революции»: не признания двойного гражданства, не признания зарубежных китайцев без гражданства гражданами КНР, а также чёткое разграничение понятий «хуацяо» – гражданин КНР и «хуажэнь» – иностранный гражданин китайского происхождения. Работа с зарубежными китайцами официально была названа частью внешней политики КНР [Ляо Чэнчжи вэньцзи, 1990, с. 546-557].
8 Восстановление внешней и внутренней работы с китайской диаспорой нашло отражение в новой конституции КНР, принятой в 1978 г., где за китайскими эмигрантами, находящимися за рубежом, официально был закреплён статус составной части единого революционного фронта, наряду с интеллигенцией, трудящимися, патриотическими демократическими партиями, патриотами, и соотечественниками из Тайваня, Гонконга и Макао. КНР впервые в истории гарантировала защиту законных прав и интересов, не только находящихся за рубежом хуацяо, а всех хуацяо в независимости от местонахождения, а также их родственников в КНР [Чжунхуа жэньминь гунхэго сяньфа, 1978].
9 Вместе с тем была упрощена процедура получения документов на пересечение границы КНР для хуацяо-хуажэнь и гуйцяо-цяоцзюань. Многим реэмигрантам и родственникам эмигрантов фактически было позволено беспрепятственно покидать КНР для встречи с родными, переезда на постоянное место жительства за рубеж, в целях обучения или трудоустройства. Зарубежным китайцам создали условия, удобные для поездок на родину в личных (визиты к родственникам) и бизнес-целях.
10 Ведущий российский эксперт А.Г. Ларин видит во включении зарубежных китайцев в стратегический план возрождения Китая принципиальную новизну подхода Дэн Сяопина в работе с китайским зарубежьем [Ларин, 2008, с. 15-16]. Не отрицая этой позиции, отметим, что и во времена Мао Цзэдуна до «культурной революции» зарубежных китайцев рассматривали как важный для КНР ресурс и включали в программы развития на территории страны, и защита интересов хуацяо за рубежом также была частью внешней политики КНР того времени, родственники и реэмигранты при этом фактически были инструментом давления на хуацяо-хуажэнь. Новизну диаспоральной политики Дэн Сяопина автор видит в сбалансированности подходов к интересам государства и интересам диаспоры, вписывании в стратегический план возрождения и развития страны не только зарубежных китайцев, но и их родственников и реэмигрантов в КНР.
11 ЮРИДИЧЕСКИЕ ТОНКОСТИ И ТЕОРЕТИЧЕСКИЕ ПОДХОДЫ К РАБОТЕ С ДИАСПОРОЙ В ПЕРВЫЕ ГОДЫ РЕФОРМ И ОТКРЫТОСТИ
12 В 1982 г. в КНР появились новые конституционально закреплённые установки, затрагивающие интересы китайской диаспоры. В отличие от конституции 1978 г., конституция 1982 г. не содержит упоминания о статусе находящихся за рубежом китайских эмигрантов как составной части единого революционного фронта. Если конституция 1978 г. гарантировала защиту законных прав и интересов хуацяо и цяоцзюань в КНР, то конституция 1982 г. гарантирует защиту законных прав и интересов хуацяо, гуйцяо и цяоцзюань. В 1978 г. китайские эмигранты и их родственники рассматривались в конституции как единая группа, а в 1982 г. китайские эмигранты уже рассматривались как отдельная группа, а их родственники отнесены к другой группе, в которую дополнительно включили реэмигрантов. В конституции 1982 г. прописано, что Всекитайское Собрание Народных Представителей (ВСНП) учреждает ряд комитетов, в том числе Комитет китайских эмигрантов (хуацяо вэйюаньхуэй), в основном законе 1978 г. этого положения не было. Согласно конституции 1982 г. защита законных прав и интересов китайских эмигрантов и законных прав и интересов реэмигрантов и родственников эмигрантов относится к компетенции Госсовета КНР, а конституция 1978 г. не предусматривала такой функции у Госсовета [Чжунхуа жэньминь гунхэго сяньфа, 1978; 1982]. В таком виде, положения, касающиеся китайских эмигрантов, реэмигрантов и родственников эмигрантов, сохранились в основном законе КНР до настоящего времени, их не коснулись поправки, принятые в 1988, 1993, 1999, 2004 и 2018 гг.
13 Выдвинутая в ещё в эпоху Мао Цзэдуна задача воссоединения Родины и активное привлечение хуацяо-хуажэнь к участию в её решении, в эпоху Дэн Сяопина приняла конкретные теоретические очертания, зарубежных китайцев стали рассматривать как одну из сил, способных продвинуть и воплотить концепцию «одна страна – две системы».
14 В 1984 г. и 1989 г. руководство страны провело два совещания по вопросам работы с диаспорой, подтвердив следование принципу открытости и законности во внешней работе с китайской диаспорой, официально разграничив задачи в работе КНР с хуацяо и хуажэнь (см. табл. 1).
15 Таблица 1 Основные задачи в работе руководства КНР с хуацяо и хуажэнь в 1984 и 1989 гг.
16
1984 1989
хуацяо
  • сохранять и развивать у хуацяо любовь к Родине, в том числе к малой родине (цяосян);
  • вовлекать хуацяо в осуществление великого дела воссоединения родины;
  • содействовать сплочению хуацяо и их стремлению к взаимопомощи;
  • настоятельно рекомендовать китайским эмигрантам уважать законы и жить в мире с народами принимающих стран.
  • защищать законные права и интересы хуацяо;
  • содействовать сплочению хуацяо и их стремлению к взаимопомощи;
  • вовлекать хуацяо в осуществление великого дела воссоединения родины;
  • настоятельно рекомендовать китайским эмигрантам уважать законы, уважать местное население и национальные обычаи принимающих стран;
  • приветствовать добровольное принятие хуацяо иностранного гражданства;
  • приветствовать дружбу хуацяо с местным населением;
  • приветствовать долгосрочное проживание и развитие хуацяо в принимающих странах;
  • приветствовать содействие хуацяо экономическому процветанию принимающих стран;
  • приветствовать участие хуацяо в развитии сотрудничества и обменов между КНР и принимающими странами.
хуажэнь
  • не уравнивать хуажэнь с хуацяо;
  • не уравнивать хуажэнь с обычными иностранцами;
  • приветствовать вклад хуажэнь в развитие экономики, науки и техники, культуры принимающих стран;
  • поощрять развитие этническими китайцами китайской культуры и традиций в принимающих странах;
  • стимулировать вклад хуажэнь в развитие экономического сотрудничества, культурных обменов и дружбы принимающих стран с КНР.
  • чётко понимать, что хуажэнь – это иностранные граждане;
  • укреплять дружеские отношения, сотрудничество и обмен хуажэнь с КНР;
  • приветствовать участие хуажэнь в развитии принимающих стран;
  • приветствовать участие хуажэнь в развитии дружбы и сотрудничества принимающих стран с КНР.
17 Составлено по: [Ван Сяопин, Тянь Ли, 2010, с. 54-55].
18 По сути, практически все задачи руководства КНР 1984 и 1989 гг. в работе с хуацяо повторяют задачи эпохи Мао Цзэдуна до «культурной революции» (1949–1965 гг.). Однако тональность в постановке этих задач сменилась с требовательной на рекомендательную, в крайнем случае настоятельно рекомендательную, при этом особое внимание стали уделять стимулированию, содействию и приветствию благоприятных для КНР действий хуацяо за рубежом.
19 Что касается хуажэнь, что уже в эпоху Мао Цзэдуна было ясно, что страна полностью не откажется от своих бывших граждан, ставших иностранцами, однако, конкретные задачи в работе с хуажэнь были поставлены только в 1984 и 1989 гг., что стало новым явлением для КНР. Руководство страны, подчеркивая, что хуажэнь – это иностранцы, тем не менее считало их родными Китаю по крови, активно сотрудничало с ними за рубежом в различных сферах. Фактически разница в отношении руководства КНР к хуацяо и хуажэнь лежала только в юридической плоскости, хуацяо, как гражданам КНР, предоставлялась гарантия защиты законных прав и интересов, а хуажэнь, как иностранцам, такая защита не могла быть предоставлена.
20 ФОРМИРОВАНИЕ ФУНДАМЕНТА ДОЛГОСРОЧНОГО СОТРУДНИЧЕСТВА С КИТАЙСКОЙ ДИАСПОРОЙ
21 Поставленные задачи внешней работы с китайской диаспорой требовали полноценного восстановления внутренней работы с ними, их родственниками и близким окружением в КНР. Эта внутренняя работа началась с исправления ошибок, допущенных в ходе «культурной революции», на которое у руководства КНР ушло около 10 лет: восстановление прав собственности на жильё (1978–1987 гг.), восстановление прав собственности на денежные переводы из-за рубежа (1978–1986 гг.), пересмотр ошибочных и подложных судебных дел (1980–1987 гг.), восстановление на службе/работе или повторное трудоустройство (1982–1985 гг.).
22 Параллельно с работой по исправлению ошибок «культурной революции» руководство КНР создавало юридическую основу и практическую базу сотрудничества с китайской диаспорой на долгосрочную перспективу.
23 В 1982 г. в целях обеспечения юридической защиты пожертвований зарубежных китайцев руководство КНР выпустило «Уведомление об усилении регулирования импорта пожертвований китайских эмигрантов и соотечественников из Гонконга и Макао (далее – «Уведомление-1982»)». Документ имел приоритет над всеми ранее выпушенными и противоречащими ему документами. Он стал реакцией на существующие проблемы махинаций с пожертвованиями со стороны отдельных представителей органов власти на местах, закрепил принцип абсолютной добровольности пожертвований, ввел ряд запретов на прием пожертвований правительственными учреждениями, ввел ряд льгот для пожертвований на благотворительность [Гоуюань гуаньюй цзяцянь хуацяо хэ ганъао тунбао цзюаньцзэн цзинькоу уцзы гуаньли дэ тунчжи (чжайяо), 1982]3. Дополнительные правила, регламентирующие передачу и приём пожертвований хуацяо-хуажэнь, могли устанавливаться на региональном уровне.
3. Срок действия документа [Гоуюань гуаньюй цзяцянь хуацяо хэ ганъао тунбао цзюаньцзэн цзинькоу уцзы гуаньли дэ тунчжи (чжайяо), 1982]: 17.08.1982 – 07.12.2001 гг.
24 В 1983 г. ЦК КПК разрабатывая политику привлечения иностранных интеллектуальных ресурсов для строительства «четырёх модернизаций», отдавал приоритет талантам из числа хуацяо-хуажэнь, что нашло отражение в принятом в 1983 г. «Временном положении Госсовета КНР о работе по привлечению зарубежных талантов» [Гоуюань гуаньюй иньцзинь говай жэньцай гунцзо дэ цзаньсин гуйдин, 1983]. Курс на возвращение в Китай высокообразованных китайских специалистов просматривался во «Временном положении Госсовета КНР о выезде за рубеж на учёбу за свой счёт (1984)», которое вменяло в обязанность правительствам всех уровней поощрять обучающихся за рубежом как можно раньше возвращаться на родину по завершении учёбы, чтобы служить делу строительства социалистической модернизации [Гоуюань гуаньюй цзыфэй чуго люсюе дэ цзаньсин гуйдин, 1984]4.
4. Документ [Гоуюань гуаньюй цзыфэй чуго люсюе дэ цзаньсин гуйдин, 1984] отменен 15.01.2008 г.
25 Осознавая, что благополучие гуйцяо-цяоцзюань является ключевым условием участия китайской диаспоры в строительстве модернизации в КНР, китайское руководство занялось защитой этой категории граждан в целом и усилением поддержки её малообеспеченной части.
26 В 1990 г. впервые в истории КНР был принят «Закон о защите прав и интересов реэмигрантов и родственников эмигрантов» [Чжунхуа жэньминь гунхэго гуйцяо цяоцзюань цюаньи баохуфа, 1990] в целях оказания гуйцяо-цяоцзюань надлежащей заботы в соответствии с их спецификой и реальными обстоятельствами. В законе были отражены права этой категории граждан КНР и гарантии государства по отношению к ним. В 1991–1992 гг. дополнительные нормативно-правовые акты по вопросу защиты законных прав и интересов гуацяо-цяоцзюань приняли пров. Шаньдун, Цзилинь, Хэйлунцзян, Цзянсу, Фуцзянь, Хэнань, Хунань и город Шанхай.
27 Рассчитывая на то, что хуацяо-хуажэнь станут первыми ключевыми инвесторами в КНР и посредниками в продвижении китайской продукции за рубежом, власти КНР на раннем этапе реформ (1979–1989 гг.) в районах, относящихся к малым родинам эмигрантов в КНР (цяосян), создали четыре специальные экономические зоны (СЭЗ) – Шэньчжэньскую (1980), Чжухайскую (1980), Шаньтоускую (1981) и Сямыньскую (1980). В 1984 г. дополнительно было открыто четырнадцать приморских городов, в 1985 г. появились СЭЗ в дельте р. Янцзы, дельте р. Чжуцзян, а также на юге пров. Фузцянь в так называемом «золотом треугольнике» – г. Сямэнь – г. Цюаньчжоу – г. Чжанчжоу (миньнань цзинь саньцзяо). В 1987 г. статус СЭЗ получила вся пров. Хайнань [Афонасьева, 2013, с. 42].
28 Ставка подоходного налога в СЭЗ и ЗТЭР (зонах технико-экономического развития) в размере 15%, а в некоторых случаях 10%, была более чем привлекательной на фоне общих ставок подоходного налога для китайских и иностранных предпринимателей в КНР на данном этапе (см. табл. 2).
29 Таблица 2 Ставки подоходного налога для предпринимателей и инвесторов в КНР, %
30
Годы предприятия/инвесторы ставка
с 1980 резиденты СЭЗ 15
1984–1987 резиденты ЗТЭР 15
1987–2010 10-15
до 1984 Национальный бизнес в целом (в основном государственные предприятия) 50-75
1984–1993 Крупные и средние государственные предприятия 55
Малые государственные компании 10-55
1985–1993 Коллективные предприятия (национальные) 10-55
1988–1993 Частные предприятия (национальные) 35
1980–1991 Китайско-иностранные совместные предприятия (с учётом обязательного 10%го регионального налога) 40
1982–1991 Иностранные предприятия (без учёта 10%го регионального налога, который мог быть отменён или снижен) 20-40
1982–2008 Иностранные инвесторы, не участвующие в управлении предприятиями в КНР 20
1991–2008 Иностранные предприятия (с учётом обязательного 3%го регионального налога). В приоритетных для привлечения иностранных инвестиций отраслях и проектах региональный налог мог быть снижен или отменён. 33
31 Составлено по: [Гуандун шэн цзинцзи тэцюй тяоли, 1980; Гуандун шэн цзинцзи тэцюй шэвай гунсы тяоли, 1987; Далянь цзинцзи цзишу кайфацюй жогань юхуэй дайюй дэ гуйдин, 1984; Далянь цзинцзи цзишу кайфацюй тяоли, 1987; Чжунхуа жэньминь гунхэго чжунвай хэцзы цзинин цие содэшуй фа, 1980; Чжунхуа жэньминь гунхэго вайго цие содэшуй фа, 1981; Чжунхуа жэньминь гунхэго гоин цие содэшуй тяоли, 1984; Чжунхуа жэньминь гунхэго вайшан тоуцзы цие хэ вайго цие содэшуй фа, 1991].
32 СЭЗ и ЗТЭР были рассчитаны на привлечение иностранных, прежде всего зарубежных китайских капиталов, инвестиций соотечественников из Гонконга и Макао. Национальные компании могли быть резидентами СЭЗ и ЗТЭР, но на более скромных условиях, чем у иностранных, зарубежных китайских инвесторов, а также соотечественников из Гонконга, Макао и Тайваня.
33 За пределами СЭЗ и ЗТЭР бизнес хуацяо-хуажэнь по сравнению с иностранным и частным китайским бизнесом имел больше преференций. В 1979–1984 гг. он пользовался налоговыми каникулами в течение трёх лет, правом возврата части налога на реинвестированную прибыть, сниженной ставкой торгово-промышленного налога или освобождением от него в ряде случаев [Чжунхуа жэньминь гунхэго чжунвай хэцзы цзинъин цие фа, 1979]. Однако, ряд ограничений, предусмотренных для совместных китайско-иностранных предприятий, фактически не касался зарубежных китайцев. Хуацяо-хуажэнь совместно с гуйцяо-цяоцзюань открывали семейные трудоёмкие предприятия типа «сань лай и бу (берём три – возмещаем одно)», которые перерабатывали давальческое сырьё и материалы, осуществляли сборочные работы и вели компенсационную торговлю. Также зарубежные китайцы вкладывали капитал в китайские государственные инвестиционные компании, получая от них дивиденды, и создавали СП, где 51% акций принадлежал государству. При этом бизнес хуацяо-хуажэнь был вполне законным.
34 Принятое Госсоветом КНР в 1985 г. «Временное положение о льготах для инвестиций хуацяо (далее – «Временное положение – 1985»)» предоставило зарубежным китайцам условия для ведения бизнеса, сопоставимые с СЭЗ и ЗТЭР. За предприятиями хуацяо-хуажэнь сохранялись налоговые каникулы на 3 года с первого года, в котором была получена прибыль. По истечении этого периода подоходный налог взымался по сокращённой наполовину ставке в течение 4 лет. В последующие годы ставка была на 20% ниже, чем для других иностранных предприятий и китайско-иностранных СП в КНР [Гоуюань гуаньюй хуацяо тоуцзы юхуэй дэ цзаньсин гуйдин, 1985].
35 Например, если в 1985 г. предприятие хуацяо-хуажэнь впервые получило прибыль, то в 1985–1987 гг. с него не взымался подоходный налог, в 1988–1991 гг. подоходный налог начислялся по ставке 15-25% (с учётом регионального налога) в зависимости от налогооблагаемой суммы, а с 1992 г. – по ставке 13%. Что касается СП хуацяо-хуажэнь и гуйцяо-цяоцзюань, то после трёхлетних налоговых каникул подоходный налог рассчитывался по ставке 20%. Для инвестиций зарубежных китайцев в остро необходимые государству краткосрочные проекты (наукоёмкая, техноёмкая промышленность, геологоразведка) и в открытие предприятий в удалённых районах по завершении льготного периода ставка подоходного налога могла составлять 15%.
36 После 19 августа 1990 г., когда вступило в силу «Положение Госсовета КНР о поощрении инвестиций китайских эмигрантов и соотечественников из Гонконга и Макао (далее – «Положение – 1990»)» [Гоуюань гуаньюй гули хуацяо хэ сянган аомэнь тунбао тоуцзы дэ гуйдин, 1990], аннулировавшее «Временное положение – 1985», представленные выше расчётные данные по ставке подоходного налога для хуацяо-хуажэнь остались справедливыми в отношении предприятий, имевших действующие контракты или незавершённые проекты, оформленные до этой даты. Так как у зарубежных китайцев была возможность планировать инвестиционные проекты/контракты на срок 5-30 лет, то теоретически предприятия хуацяо-хуажэнь могли сохранить за собой вышерассмотренные льготы 1985–1990 гг. вплоть до августа 2020 г. «Положение – 1990» сохранило за хуацяо-хуажэнь налоговые ставки, льготы и преференции, доступные для иностранного бизнеса (СП, кооперативов и индивидуальных предприятий). Ставки подоходного налога для новых контрактов предприятий зарубежных китайцев, заключённых после 19 августа 1990 г. были идентичными ставкам, указанным в табл. 2.
37 В дополнение к льготам для иностранцев, предприятия зарубежных китайцев и соотечественников из Гонконга и Макао были освобождены от экспортных и импортных таможенных пошлин и единого торгово-промышленного налога. «Положение – 1990» закрепило за ними право инвестировать во все регионы КНР, в том числе в СЭЗ и ЗТЭР. Для иностранцев такой возможности не было.
38 Если иностранным инвесторам разрешалось инвестировать только в создание СП, кооперативов или индивидуальных предприятий, то хуацяо-хуажэнь и соотечественники из Гонконга и Макао в дополнение к этому имели право вкладывать средства в развитие компенсационной торговли, переработку и сборку давальческого сырья/материалов, кооперативное производство, покупку недвижимости, законное получение права пользования землёй, её застройку и эксплуатацию, покупку акций и облигаций предприятий.
39 Создание предприятий экспортной продукции и передовых технологичных предприятий для иностранных инвесторов было обязательным условием, а для хуацяо-хуажэнь и соотечественников из Гонконга и Макао носило рекомендательный характер. Для последних не оговаривались запрещённые для инвестирования отрасли экономики, напротив, указывалось, что они имеют право инвестировать во все отрасли, соответствующие направлениям социально-экономического развития КНР. Для иностранных инвесторов были введены запрещённые и ограниченные для капиталовложений отрасли экономики. Зарубежные китайцы и соотечественники из Гонконга и Макао получили право создавать собственные ассоциации инвесторов в регионах с высокой концентрацией созданных ими предприятий и ряд других преференций, которые были недоступны иностранцам.
40 Дополнительные льготы и преференции были предоставлены зарубежным китайцам и соотечественникам из Гонконга, Макао (в некоторых случаях из Тайваня), на уровне отдельных провинций.
41 В целом в эпоху Дэн Сяопина руководству КНР удалось полностью восстановить работу с китайской диаспорой на внешнем и внутреннем направлениях, «загладить вину» перед зарубежными китайцами, их родственниками и реэмигрантами за несправедливые притеснения в годы «культурной революции». Регулярные рабочие встречи Дэн Сяопина с хуацяо-хуажэнь за рубежом и в КНР, а также с их родственниками и реэмигрантами, помогли выработать эффективные механизмы обратной связи с китайской диаспорой и создать оптимальные условия для дальнейшего сотрудничества с ней в рамках политики реформ и открытости. Перед чиновниками Канцелярии по делам эмигрантов при Госсовете КНР была поставлена задача оказывать качественные услуги зарубежным китайским инвесторам и предпринимателям, высококвалифицированным специалистам и учёным, способным принять участие в строительстве модернизации в КНР и содействовать ей в освоении международных рынков.

References

1. Afonasyeva A.V. Overseas Chinese – Business in the PRC: Overseas Chinese and Re-emigrants economic activity in the PRC since reform period (1979–2010). Moscow: IFES RAS, 2013 (in Russian).

2. Larin A.G. China and Overseas Chinese. Moscow: IFES RAS, 2008 (in Russian).

3. Wang Xiaopin. Gaige kaifang 30 nianlai qiaowu zhengce huigu (The review of Overseas Chinese Affairs Policy in 30 years of Reform and Opening up). Xin Zhongguo qiaowu zhengce di liushi nian huigu yu tanxi (The Review and Analysis of Overseas Chinese Affairs Policy of New China in 60 years). Guowuyuan qiaowu bangongshi zhengce fagui si bian (Ed. by Policy and Law Department of the Overseas Chinese Affairs Office of the State Council). Beijing, 2010. Pp. 40-63 (in Chinese).

4. Deng Xiaoping lun qiaowu (Deng Xiaoping about Overseas Chinese Affairs). Guowuyuan qiaowu bangongshi, Zhongyang wenxian yanjiushi bian (Ed. by the Overseas Chinese Affairs Office of the State Council, the Cabinet for the Study of Documents of the CPC Central Committee). Beijing: Zhongyang wenxian chubanshe, 2000 (in Chinese).

5. Deng Xiaoping sixiang nianpu. 1977 nian (Chronicle of Deng Xiaoping's Ideas. 1977) (in Chinese). http://news.sina.com.cn/c/2004-07-29/16433863500.shtml (accessed:23.10.2020).

6. Deng Xiaoping sixiang nianpu. 1978 nian (Chronicle of Deng Xiaoping's Ideas. 1978) (in Chinese)] http://news.sina.com.cn/c/2004-07-29/16433863512.shtml (accessed:23.10.2020).

7. Liao Chengzhi wenji (Selected Papers of Liao Chengzhi). Xiajuan (Vol. 2). Beijing: Renmin chubanshe, 1990. Pp. 433-835 (in Chinese).

Comments

No posts found

Write a review
Translate