Silver Kithara from Old Nisa
Table of contents
Share
Metrics
Silver Kithara from Old Nisa
Annotation
PII
S086919080009920-9-1
DOI
10.31857/S086919080009920-9
Publication type
Article
Status
Published
Authors
Anton Dedyulkin 
Occupation: Assistant, Department of Archeology and History of the Ancient World, Southern Federal University
Affiliation: Southern Federal University
Address: Russian Federation, Rostov-on-Don, Russia
Edition
Pages
74-81
Abstract

The article covers attribution problems of the silver artifact, which was discovered in the so-called “Big Square House” (probably a treasure house) in the course of the excavations at Old Nisa. Old Nisa was the fortress that bore the name “Fortress of Mithradates” (Parth. Mithradatkirt) in the ancient times. The common opinion is that the silver artifact is the parade hatchet, which could have been produced in the Greco-Iranian culture milieu of Central Asia, in the 2nd century BC. This ceremonial axe served as a sign of martial power for the Parthian king or it could have been produced outside of the Parthian realm and had reached Old Nisa as a gift or booty. According to the author’s opinion, this silver artifact is the kithara arm and the cylindrical yoke with tuning pins triangular in cross-section. Silver kithara had originally been a part of a bronze or a silver statue. Its reconstructed height is c. 0,8 – 1 m. Large-scale silver statues have not survived from antiquity, as most of them were melted down so that their precious metal could be reused. We cannot claim to recognize it with certainty, who was the musician. The kithara was naturally Apollo’s music instrument, but various figures could be depicted playing kithara: Eros, Hyacinth, Muses, maenads, poets, centaurs, etc. The pictorial witnesses belonging to Hellenistic age have also been discussed. The silver kithara from Old Nisa can be dated on stylistic grounds in the IIIrd – Ist cc. BC. The article includes two reconstruction drawings of the silver kithara with seven and eleven strings.

Keywords
hellenistic art, hellenistic sculpture, musical instruments, kithara, Parthia, Greco-Bactrian Kingdom, Old Nisa, Arsacids, Seleucids
Received
31.05.2020
Date of publication
22.06.2020
Number of characters
16903
Number of purchasers
4
Views
82
Readers community rating
0.0 (0 votes)
Cite Download pdf 100 RUB / 1.0 SU

To download PDF you should sign in

Full text is available to subscribers only
Subscribe right now
Only article
100 RUB / 1.0 SU
Whole issue
880 RUB / 16.0 SU
All issues for 2020
1200 RUB / 24.0 SU
1

70 лет назад при раскопках городища Старая Ниса был обнаружен интересный артефакт (рис. 1,1), которому посвящена данная статья1. Он был найден в помещении 1 Большого Квадратного дома2. Это строение, судя по планировке и обнаруженным в нем находкам, являлось сокровищницей [Пилипко, 2001, с. 145–163]. До настоящего времени этот серебряный с позолотой предмет определяли как парадный топорик.

1. Обращением к этому интересному сюжету я обязан своему другу Сергею Григорьяну. В основе статьи лежит доклад, прочитанный 8 апреля 2020 г. на семинаре Кафедры всеобщей истории искусств Исторического факультета МГУ. Я благодарен Н.С. Асташовой, А.С. Балахванцеву, Т.П. Кишбали, А.А. Корзун, Н.А. Налимовой и В.П. Никонорову за ценные комментарии, высказанные при обсуждении статьи. Разумеется, вся ответственность за представленные выводы лежит только на авторе.

2. В статье для обозначения построек Старой Нисы используются традиционно принятые в русскоязычных публикациях названия.
2

Рис. 1. 1. Серебряный артефакт из Старой Нисы [Invernizzi, 1999, Tav. H]. 2, 4, 5. Индийские клевцы [Карлова и др., 2015, c. 142, 244]. 3. Монета Сотера Мегаса [Wikimedia Commons]. 6. Монета Дельфийской Амфиктионии [Mørkholm, 1991, pl. XII]. 7. Колки на серебряном артефакте из Старой Нисы [Кошеленко, 1977, илл. 52–53; Invernizzi, 1999, Tav. H]. 8. Кифара на фреске из Геркуланума [Wikimedia Commons]. 9. Бронзовая статуэтка Эрота из кораблекрушения у Махдии [Merlin, 1915, Pl. VIII].

3

ПАРАДНОЕ ОРУЖИЕ

4 М.Е. Массон интерпретировал находку как оружие парфянских царей, особый тип клевца, служивший для пробивания доспехов [Массон, 1955, с. 212–213]. Примечательно, что исследователь во всех публикациях называл нисийсий артефакт «табар-загнул» [Массон, 1955, с. 212; Массон, Пугаченкова, 1959, с. 21]. Это же название Г.А. Пугаченкова использовала для описания клевца на монетах Сотера Мегаса (рис. 1, 3) из Халчаяна [Пугаченкова, 1966, с. 113]. Исходя из названия «табар-загнул», можно предположить, что аналогии ему были найдены в каком-то справочнике по индийскому вооружению [например, Egerton, 1880, p. 115, № 471]. Действительно, форма нисийского артефакта напоминает индийские клевцы3 XVIII–XIX вв. (рис. 1, 1, 2, 4, 5). Их боевая часть иногда вычурно украшена, а обушок достаточно сложно профилирован. Г.А. Кошеленко предположил, что прототипом этого парадного клевца был железный сакский боевой топор [Кошеленко, 1977, с. 122, илл. 52–53].
3. В.П. Никоноров справедливо отметил, что клевец корректнее обозначить словом «загнол», а «табар-загнолом» называют именно топоры-клевцы [Nikonorov, 2013, p. 192].
5 А. Инверницци пришёл к выводу, что парадный топорик мог быть изготовлен в греко-иранской культурной среде, либо непосредственно в Парфянском царстве, либо за его пределами. В таком случае этот ценный предмет попал в Старую Нису в качестве дара, дани или трофея [Invernizzi, 1999, p. 138]. Г.М. Бонгард-Левин и Г.А. Кошеленко в публикации, посвященной парфянскому искусству, определили этот серебряный предмет как ритуальный топорик [Бонгард-Левин, Кошеленко, 2005, цветная иллюстрация].
6 К верной интерпретации серебряного артефакта из Старой Нисы приблизился В.Н. Пилипко. Исследователь справедливо отметил сходство формы и орнаментации нисийской находки и предмета на монете Дельфийской амфиктионии [Pilipko, 2006, p. 264], где изображен Аполлон с кифарой4 (рис. 1, 6). Кроме того, В.Н. Пилипко предположил, что хотя топорик использовался как церемониальное оружие каким-то высокопоставленным лицом, он собран из вторично использованных фрагментов других предметов. Церемониальным предназначением В.Н. Пилипко объяснил и отсутствие лезвия и острия на передней части топорика.
4. В.Н. Пилипко воспринял видимую на монете часть кифары как топор. На некорректность такой интерпретации указал В.П. Никоноров [Nikonorov, 2013, p. 196–197].
7 В.П. Никоноров рассмотрел нисийский артефакт в широком историко-археологическом контексте и предположил, что это трофей, захваченный в ходе войн парфян против центральноазиатских кочевников в начале последней трети II в. до н.э. [Nikonorov, 2013, p. 221; Никоноров, 2014, с. 117–119]. Сам предмет был изготовлен в завоеванной номадами Бактрии местными мастерами.
8 Итак, все исследователи единогласно определяли нисийский артефакт как парадное оружие царя или полководца, изготовленное в греко-иранской культурной среде во II в. до н.э. Расхождения касались лишь вопросов о возможном месте производства этого церемониального клевца – Парфии или Бактрии – и принадлежности его парфянам или их противникам. Несмотря на единодушие в атрибуции и датировке серебряного топорика, все специалисты отмечали его уникальность, никто не мог найти его точные аналогии.
9 Примечательно, что на иллюстрации в монографии Г.А. Кошеленко на втулке хорошо различимы два ряда небольших круглых отверстий и сохранившиеся в нескольких из них трехгранные выступы [Кошеленко, 1977, илл. 52–53]. А. Инверницци посчитал, что это крепления втулки к древку [Invernizzi, 1999, p. 129], а В.П. Никоноров предположил, что выступы использовались для подвешивания топорика к поясу [Никоноров, 2014, с. 117]. При ближайшем рассмотрении сохранившиеся выступы (рис. 1, 7) могут быть идентифицированы как колки. Размещение колков в два ряда в шахматном порядке хорошо видно на фреске из Геркуланума (рис. 1, 8). Аналогичные колки треугольного сечения изображены на кифаре бронзовой статуэтки Эрота из кораблекрушения у Махдии (рис. 1, 9). Если развернуть нисийский артефакт вертикально, становится понятно, что это фрагмент струнного инструмента – кифары5.
5. Лира и кифара имели почти одинаковую конструкцию, на них применяли одни и те же способы звукоизвлечения. В литературе оба слова часто используются как синонимы. Е.В. Герцман справедливо отмечает, что под кифарой обычно подразумевали более сложный, профессиональный инструмент [Герцман, 1995, с. 36–37].
10

Рис. 2. 1–2. Варианты графической реконструкции кифары из Старой Нисы (рисунок А.В. Дедюлькина). 3. Кифара на фреске из Помпей [Wikimedia Commons]. 4. Декоративная дверная накладка из Арташата [Khachatrian, 1998, fig. 69]. 5. Фрагмент скульптуры из Храма Окса [Литвинский, 2010, рис. 43]. 6. Навершие крышки флакона из Артюховского кургана [Максимова, 1979, рис. 27]. 7–9. Кифары и лиры на рельефе Архелая из Приены «Апофеоз Гомера» [Pergamon…, 2016, p. 138]. 10–11. Перекладина и колки асимметричной лиры из гробницы в Дардане [Byrne, 1993, pl. I, fig. 3, 4].

11

МУЗЫКАЛЬНЫЙ ИНСТРУМЕНТ

12 Изогнутая часть, которую прежде принимали за топорик, является одной из двух ручек (πήχεις), которые снизу соединялись с резонирующим корпусом, а сверху – с поперечной планкой (ζυγός) [Герцман, 1995, с. 35–36]. На внутренних сторонах ручек кифар часто можно видеть накладки сложной формы, аналогичные нисийским (рис. 1, 8; рис. 2, 7, 8; рис. 3, 4–6; рис. 4, 1–3, 7, 8). Завершает поперечину нисийской кифары диск, увенчанный навершием сложной формы. А. Инверницци сопоставил нисийский диск с декоративными дверными накладками (рис. 2, 4), широко распространенными во всем эллинистическом мире [Invernizzi, 1999, p. 132]. Подобные навершия украшают крышки металлических сосудов эллинистической эпохи (рис. 2, 6), М.И. Максимова образно сравнила их профилировку с кеглей [Максимова, 1979, с. 84]. Вполне возможно, что часть навершия нисийского диска утрачена – там могла быть еще одна кеглевидная фигурка меньшего размера. Оформление перекладин кифар декоративными дисками-навершиями было широко распространено начиная с эпохи классики (рис. 1, 8; рис. 2, 3; рис. 3, 2, 4–6; рис. 4, 1, 3, 7).
13

Рис. 3. 1. Фрагмент серебряной кифары из Старой Нисы [Invernizzi, 1999, Tav. H]. 2–6. Изображения Аполлона Кифареда. 2–3. Фрески из Помпей [Wikimedia Commons]. 4. Краснофигурный лекиф мастера Никона [https://www.metmuseum.org/art/collection/search/ 254795]. 5. Рельеф, хранящийся в Лувре [Wikimedia Commons]. 6. Рельеф из Мантинеи [Kaltsas, 2007, p. 348].

14 Значительный интерес представляет фрагмент алебастровой скульптуры из Храма Окса (рис. 2, 5). Он был определен как часть каркаса статуи [Литвинский, 2010, с. 240, рис. 43]. Для элемента конструкции, замурованного внутрь скульптуры, он слишком тщательно выполнен и сложно профилирован. Б.А. Литвинский отмечает, что при создании глиняных статуй, найденных в Храме Окса, использовались фрагменты битой скульптуры [Литвинский, 2010, с. 240]. Не вызывает сомнений, что это вторично использованный в забутовке фрагмент кифары статуи.
15 Оформление нисийской ручки профилированными уступами, подобными капителям антов или пилястров6 [Bujskich, 2010, Taf. 79, 89], находит многочисленные аналогии на изображениях кифар, наиболее ранние из которых датируются IV в. до н.э. (рис. 1, 6, 9; рис. 2, 3, 6; рис. 3, 5; рис. 4, 1, 2, 7, 9, 9а). Аналогичная нисийской деревянная цилиндрическая поперечина от струнного инструмента с прямоугольными пазами для ручек и расположенными в два ряда в шахматном порядке колками (рис. 2, 10) была найдена в богатой монументальной гробнице в Дардане в Троаде [Byrne, 1993]. Гробница была сооружена в VI в. до н.э. и использовалась в качестве усыпальницы правителей Дардана вплоть до начала III в. до н.э., позднейшие подзахоронения совершались вплоть до I в. до н.э. Большинство предметов из гробницы датируется не ранее IV в. до н.э. М. Бирн фрагменты музыкального инструмента датировал не ранее этого времени [Byrne, 1993, p. 3]. Исследователь первоначально реконструировал этот инструмент как большую асимметричную лиру (angular lyre, yoked lyre) с разной длиной рукоятей и наклонной поперечной планкой [Byrne, 1993], но затем пришел к выводу, что в гробнице были фрагменты трех разных инструментов [Byrne, 1996, p. 197]. Хотя большой фрагмент перекладины (рис. 2, 10) относится к асимметричной лире, он позволяет детально проследить форму колков и схему их размещения. Эти элементы не зависели от формы рукоятей и количества струн. Усеченно-конические деревянные колки дарданской лиры завершались трехгранными головками (рис. 2, 10, 11), но на фрагменте кифары из Старой Нисы, как и на других изображениях, они полностью трехгранные (рис. 1, 7, 9), в силу художественной условности.
6. На сходство этих элементов с архитектурными деталями (базами пилястров) указывал и А. Инверницци [Invernizzi, 1999, p. 132].
16

Рис. 4. 1–5, 7–9. Изображения кифар в мелкой пластике III – I вв. до н.э. 1–4, 9, 9а. Эллинистические терракоты из собрания Лувра [Jeammet, Vendries, 2017, p. 51–54]. 5. Бронзовая фигурка Эрота на светильнике из Вани [Wikimedia Commons]. 6. Графическая реконструкция кифары из Старой Нисы (рисунок А.В. Дедюлькина). 7. Терракотовая фигурка Эрота из собрания Музея Средиземноморья и Ближнего Востока в Стокгольме [Wikimedia Commons]. 8. Терракотовая фигурка музы с кифарой из собрания Государственного Эрмитажа [Белов, 1968, кат. Г. 431].

17 Несмотря на фрагментарность, серебряная кифара из Старой Нисы может быть воссоздана довольно точно по аналогии с многочисленными изображениями (рис. 4, 5, 8, 9, 9а). Если допустить, что всего струн было семь, а именно столько отверстий и колков сохранилось, то получится очень узкая кифара (рис. 2, 1). Учитывая, что мы имеем дело с фрагментом статуи, можно допустить, что часть перекладины была не видна зрителю, поэтому колки там делать не требовалось, а струн было больше. Например, на помпейской фреске Аполлон опирается рукой на перекладину кифары, частично скрытую складками гиматия (рис. 3, 3). Хорошо известен эпизод с осуждением в Лакедемоне Тимофея из Милета за добавление четырех струн к традиционным семи [Paus. 3. 12. 10; Лебедев, 2010]. В эллинистическую эпоху такое количество струн кифары уже не было редкостью. Именно столько колков на инструменте бронзовой статуэтки Эрота из Махдии (рис. 1, 9). С одиннадцатью струнами нисийская кифара вполне сопоставима по пропорциям с изображениями инструментов III–I вв. до н.э. (рис. 4, 5, 6, 8, 9, 9а).
18

СЕРЕБРЯНАЯ СКУЛЬПТУРА

19 Итак, нисийская кифара была частью скульптуры. Относительно того, из какого материала была изготовлена статуя и какого она была размера, можно сделать ряд предположений. Некоторые детали бронзовых скульптур изготавливались из серебра. Подобным образом украшена конная статуэтка Александра Македонского из Геркуланума [Siano et al., 2017]. Но вполне возможно, что кифара была частью серебряной скульптуры. Плиний Старший упоминает серебряные статуи Фарнака I и Митридата Евпатора, которые вместе с золотыми и серебряными колесницами несли во время триумфа Помпея Магна [Plin. NH. XXXIII. 151]. Из-за того, что золотые и серебряные статуи подвергались переплавке, до наших дней сохранились преимущественно небольшие статуэтки [Vermeule, 1974, p. 13–24; Круглов, Горская, 2014, с. 256; Новиченкова, 2015, с. 189–194, 198–204].
20 О размерах лир и кифар мы можем судить по изображениям. На известном рельефе Архелая из Приены «Апофеоз Гомера», датируемом II в. до н.э. [Pergamon…, 2016, p. 137], можно увидеть как совсем небольшие, так и довольно крупные инструменты (рис. 2, 7–9). Самая маленькая лира с резонирующим корпусом из панциря черепахи (рис. 2, 9) не похожа на нисийскую кифару. У более крупных инструментов (рис. 2, 7–8) рукояти примерно в два раза выше, чем голова человека. Исходя из этой пропорции, можно предполагать, что высота головы статуи с нисийской кифарой, с рукоятью длиной 25 см, была не более 12–13 см. Соответственно высота самой скульптуры была примерно в два раза меньше человеческого роста – около 0.8–1 м. Эта статуя слишком мала для размещения в открытом пространстве. В то же время скульптура могла быть вотивной, или находиться в интерьере какого-то помещения, в храме или во дворце. Например, бронзовую статую Геракла высотой 85 см, привезенную из Мезены в Селевкию-на-Тигре Вологезом IV, следовало установить в храме Аполлона [Bernard, 1990, p. 63].
21 К сожалению, нельзя однозначно определить, кого изображала скульптура с кифарой. Это могли быть Аполлон, Гиацинт, муза, поэт или поэтесса, менада, Эрот, кентавр или кентавресса [Castaldo, 2009, Ill. 12, 14]. На изображениях Аполлона кифары обычно более широкие (рис. 3, 2–6), а кифары Эрота и муз изящны, подобно нисийской (рис. 4, 5, 8, 9, 9а). Однако есть и изображения Эрота с большой кифарой (рис. 4, 7), нельзя исключать и возможности изображения Аполлона с узкой кифарой. Небольшие размеры скульптуры ничего не говорят о статусе изображаемого персонажа. Судя по сохранившимся постаментам, статуи Зевса Атабирия и Афины Линдии из Неаполя Скифского были сопоставимых размеров [Зайцев, 2003, с. 50].
22 Большинство исследователей Старой Нисы единодушны в датировке памятника аршакидским временем, а его основание относят ко второй половине III в. до н.э. – первой половине ΙΙ в. до н.э., поскольку наиблее ранний датированный остракон относится к середине II в. до н.э. [Пилипко, 2001, с. 339; Lippolis, 2014, p. 225–226]. А.С. Балахванцев полагает, что Старая Ниса первоначально являлась династическим культовым центром Селевкидов, возникшим не позднее середины III в. до н.э. [Балахванцев, 2003; Балахванцев, 2015; Балахванцев, 2017, с. 87–95]. Исследователь приводит достаточно стройную систему аргументации в пользу того, что изображения селевкидского якоря в декоре Здания с Квадратным залом вряд ли появились бы во II в. до н.э., при Аршакидах. Г.М. Бонгард-Левин и Г.А. Кошеленко осторожно отметили, что памятник датируется раннеаршакидским или селевкидским периодом [Бонгард-Левин, Кошеленко, 2005, с. 142–144]. В сокровищнице Старой Нисы были найдены и мраморные скульптуры [Пилипко, 2001, с. 264–268], которые могли быть военной добычей [Бонгард-Левин, Кошеленко, 2005, с. 146, прим. 79]. Сложно сказать, была ли изначально помещена в сокровищницу целая статуя с кифарой7, или этот фрагмент попал туда в качестве куска серебра.
7. Если принять версию А.С. Балахванцева, то нельзя исключать вариант, что статуя с кифарой первоначально могла находиться в одной из ранних построек Старой Нисы.
23

ВЫВОДЫ

24 На мой взгляд, совершенно невозможно, чтобы во II в. до н.э. парфянские цари или военачальники использовали фрагмент кифары статуи с частично сохранившимися колками в качестве парадного клевца. В это время по их заказам работали вполне квалифицированные мастера, оружейники и ювелиры. Версия В.П. Никонорова, что клевец принадлежал сакскому или тохарскому вождю [Никоноров, 2014, с. 117–119], в свете новых обстоятельств должна быть скорректирована. Нисийский артефакт не был парадным оружием, изготовленным бактрийскими мастерами по заказу номадов, речь может идти лишь о вторичном использовании фрагмента статуи, хотя это и маловероятно8.
8. Серебряные фиалы из погребения сарматского вождя в кургане 1 могильника Прохоровка были вторично использованы кочевниками в качестве фаларов [Мордвинцева, 1996]. Но эти чаши близки крупным фаларам по форме и размерам, и в новом качестве были вполне функциональны.
25 Не вызывает сомнений, что серебряный артефакт из Большого Квадратного дома Старой Нисы является кифарой статуи, которая могла быть изготовлена как из бронзы, так и из серебра. По стилистическим особенностям кифару можно широко датировать III–I вв. до н.э. Сложно сказать, с Запада (из царства Селевкидов) или с Востока (из Бактрии) был доставлен этот ценный трофей. Аполлон был божеством-покровителем династии Селевкидов [Нефедов, 2014], в храме в Дафне стояла статуя Аполлона Кифареда [Iossif, 2011, p. 258]. Обилие персонажей, которые могли изображаться с кифарами, заставляет воздержаться от категоричных суждений об атрибуции нисийской статуи.

References

1. Balakhvantsev A.S. To the question of the chronology and the original functions of the Old Nisa complex. Central Asia: Sources, History, Culture. Moscow: Vostochnaia Literatura Publ., 2003. Pp. 24–26 (in Russian).

2. Balakhvantsev A.S. The Seleucid anchor in Old Nisa. Stratum plus. Archaeology and Cultural Anthropology. № 6. 2015. Pp. 81–87 (in Russian).

3. Balakhvantsev A.S. Political History of Early Parthia. Moscow: Institute of Oriental Studies, 2017 (in Russian).

4. Belov G.D. Tanagra figurines. Leningrad: Sovetskii khudozhnik, 1968 (in Russian).

5. Bongard-Levin G.M., Koshelenko G.A. The Origin of Parthian Art: Major Issues. Antiquitas Aeterna. Povolzhye Journal of Antiquity Researchers. Vol. 1. Kazan: Otechestvo, 2005. Pp. 131–154 (in Russian).

6. Gertsman E. The Music of Ancient Greece and Rome. St. Petersburg: Aleteiia, 1995 (in Russian).

7. Zaytsev Y.P. The Scythian Neapolis (2nd century BC to 3rd century AD). Simferopol: Universum, 2015. (in Russian).

8. Karlova E., Pastukhov A., Popov A., Uspenskaya E. Mortal Beauty. Arms and Armour of India and China. Exhibition Catalogue. Moscow: The State Museum of Oriental Art, 2015 (in Russian).

9. Koshelenko G. A. Homeland of Parthians. Moscow: Sovetskii khudozhnik, 1977 (in Russian).

10. Kruglov A., Gorskaya O. A Hellenistic Silver Statuette of Poseidon. Reports of the State Hermitage Museum. LXXII. St. Petersburg: The State Hermitage Publishers, 2014, pp. 251–257 (in Russian).

11. Lebedev S.N. Spartan decree against Timotheus of Miletus published by Boethius in his musical work. Indo-European Linguistics and Classical Philology Yearbook. Pp. 111–119. St. Petersburg: Nauka, 2010 (in Russian).

12. Litvinskiy B.A. Temple of Oxus in Bactria (Southern Tajikistan). Vol. 3. Art, Crafts, Musical Instruments. Moscow: Vostochnaia literatura, 2010 (in Russian).

13. Maksimova M.I. Artyukhov Barrow. Leningrad: Iskusstvo, 1979 (in Russian).

14. Masson M.E. Brief chronicle of South-Turkmenistan Complex Archaeological Expedition field work in 1948–1952. Proceedings of South-Turkmenistan Complex Archaeological Expedition, Vol. V. Ashkhabad: Academy of Sciences of Turkmenistan, 1955. Pp. 197–249 (in Russian).

15. Masson M.E., Pugachenkova G.A. The Parthian Rhytons of Nisa. Proceedings of South-Turkmenistan Complex Archaeological Expedition, Vol. IV. Ashkhabad: Academy of Sciences of Turkmenistan, 1959. (in Russian).

16. Mordvintseva V.I. Concerning the Use of Prokhorovsky Dishes. Rossiyskaya Arkheologiya, № 2. 1996. Pp. 155–160 (in Russian).

17. Nefedov K.Y. Seleukos Nikator and Apollo. Pre-Islamic Near East: History, Religion, Culture. Kyiv: A.Yu. Krymskyi Institute of Oriental Studies, 2014. Pp. 177–196 (in Russian).

18. Nikonorov V. P. Combat hatchets and their cult among the ancient peoples of Central Asia and Iran (from the Early Iron Age thought Early Medieval Period). Archaeology of the ancient societies of Eurasia: chronology, cultural genesis, religious views. Dedicated to the memory of Vadim Mikhailovich Masson (03.05.1929–19.02.2010). Proceedings оf Institute for the history of material culture RAS. Vol XLII. Ed. V.А. Alekshin. St. Petersburg: IНМС RAS; “Art-Xpress”, 2014. Pp. 97–137 (in Russian).

19. Novichenkova N.G. The Mountain Crimea in II сentury BC – II century AD. Basing on materials of excavations of the sanctuary near Gurzuf Sаddlе pass. Simferopol: N. Orianda, 2015. (in Russian).

20. Pilipko, V. N. Old Nisa: Main Results of the Archaeological Studies in the Soviet Time. Moscow: Nauka, 2001 (in Russian).

21. Pugachenkova G.A. Khalchayan. To the problem of the artistic culture of northern Bactria. Tashkent: Fan, 1966 (in Russian).

22. Bernard P. Vicissitudes au gré de l'histoire d'une statue en bronze d'Héraclès entre Séleucie du Tigre et la Mésène. Journal des savants. 1990. Pp. 3–68.

23. Bujskich A. Die antiken Architekturformen im nördlichen Schwarzmeergebiet: Herkunft und Entwicklung. Wiesbaden: Dr. Ludwig Reichert Verlag, 2010.

24. Byrne M. The Dardanos Fragments and the 40°Angular Lyre. The Galpin Society Journal. Vol. 46. 1993. Pp. 3–25.

25. Byrne M. More on the Dardanos Fragments and the 40°Angular Lyre. The Galpin Society Journal. Vol. 49. 1996. Pp. 197–198.

26. Castaldo D. Musica a Taranto in età ellenistica. La musa dimenticata: aspetti dell'esperienza musicale greca in età ellenistica. Seminari e convegni 21. Ed. M. C. Martinelli. Pisa: Edizioni della Normale, 2009. Pp. 271–283.

27. Egerton W. An Illustrated Handbook of Indian Arms: being a Classified and Descriptive Catalogue of the Arms Exhibited at the India Museum. London: William H. Allen & Co, 1880.

28. https://www.metmuseum.org/art/collection/search/ 254795.

29. Invernizzi A. Sculpture di metallo da Nisa. Cultura greca e cultura iranica in Partia. Acta Iranica, 35. Troisième Série: Textes et Mémoires, vol. XXI. Leuven: Peeters, 1999.

30. Iossif P.P. Apollo Toxotes and the Seleukids: Comme un air de famille. More than Men, Less than Gods: Studies on Royal Cult and Imperial Worship. Proceedings of the International Colloquium Organized by the Belgian School at Athens (November 1–2, 2007). Ed. P.P. Iossif, A.S. Chankowski, C.C. Lorber. Studia Hellenistica, 51. Leuven: Peeters, 2011. Pp. 229–292.

31. Jeammet V., Vendries C. Les figurines en terre cuite de musiciens à l'époque hellénistique. Dossiers d'Archéologie. № 383, 2017. Pp. 50 – 55.

32. Kaltsas N. The National Archaeological Museum. Athens: Olkos, 2007.

33. Khachatrian Zh.D. Artaxata, capitale dell’Armenia antica (II sec. a.C. – IV sec. d.C.). Ai piedi dell'Ararat. Artaxata e l'Armenia ellenistico-romana. Ed. A. Invernizzi. Firenze: Le Lettere, 1998. Pp. 95–151.

34. Lippolis C. Parthian Nisa. Art and Architecture in the Homeland of the Arsacids. Art e Civilisation de l’Orient Hellénisé. Rencontres et échanges culturels d'Alexandre aux Sassanides. Hommage à Daniel Schlumberger. Ed. P. Leriche. Paris: Picard, 2014. Pp. 223–230.

35. Merlin A. Guide du musée Alaoui. 2éme edition. Tunis: C.H. Emonts, 1915.

36. Mørkholm O. Early Hellenistic Coinage: From the Accession of Alexander to the Peace of Apamea (336–188 B. C.). Cambridge: Cambridge University Press, 1991.

37. Nikonorov V.P. The Parade Hatchet-Klevets from Old Nisa (A Contribution to the Study of the Combat Hatchets and Their Cult in Ancient Central Eurasia). Ed. by M.J. Olbrycht. Anabasis. Studia Classica et Orientalia. Vol. 4, 2013. Rzeszow: Wydawnictwa Uniwersytetu Rzeszowskiego, 2014. Pp. 179–232.

38. Pergamon and the Hellenistic kingdoms of the ancient world. Ed. C.A. Picón, S. Hemingway. New York: Metropolitan Museum of Art, New Haven: Yale University Press, 2016.

39. Pilipko V.N. Arms and Armours from Old Nisa. Arms and Armour as Indicators of Cultural transfer. The Steppes and the Ancient World from Hellenistic Times to the Early Middle Ages. Ed. M. Mode, J. Tubach. Wiesbaden: Dr. Ludwig Reichert Verlag, 2006. Pp. 259–294.

40. Siano S., Melillo L., Sarri S., Agresti J. The bronze sculpture of Alexander the Great on horseback: an archaeometallurgical study. Artistry in Bronze: the Greeks and their Legacy: XIX International congress on ancient bronzes. Ed. J. M. Daehner, K. Lapatin, A. Spinelli. Los Angeles: The J. Paul Getty Museum and the Getty Conservation Institute, 2017. Pp. 371–380.

41. Vermeule C.C. Greek and Roman Sculpture in Gold and Silver. Boston: Museum of Fine Arts, 1974.