The Famine in Egypt under Ptolemy ІІІ Euergetes: the Revision of the Date and the List of Sources
Table of contents
Share
Metrics
The Famine in Egypt under Ptolemy ІІІ Euergetes: the Revision of the Date and the List of Sources
Annotation
PII
S086919080009911-9-1
DOI
10.31857/S086919080009911-9
Publication type
Article
Status
Published
Authors
Andrii Zelinskyi 
Occupation: Senior Research Fellow
Affiliation: Independent Researcher
Address: Kiev, Kiev, Ukrain
Edition
Pages
65-73
Abstract
The article is focused on the problem of the clarification of the date of the famine which occurred in Egypt in the first decade of Ptolemy III Euergetes's reign. Currently, the list of sources about this humanitarian disaster, which was caused by the series of the low floods of Nile, comprises of the following: the so-called Decree of Canopus (CGC 22186 = OGIS I. 56), the papyrus P.Edfou, 8, the story of Athenaeus of Naucratis about the sending of the grain by Hieron II of Syracuse to the king Ptolemy (Athen. V. 209a–b), probably the stele of Tahebit (Lady Meux, 164), and, possibly, one of the inscriptions on the wall of the Temple of Khonsu in Karnak (Urk. VIII, 63). Usually, modern researchers date this Egyptian famine to 245th BC. But recent discovery of the full version of the so-called Alexandrian synodal Decree from 3 December 243 BC causes the redating of the mentioned event. The Decree of Alexandria doesn’t contain a slightest mention about the series of the low floods of Nile and the famine, which was caused by them. At the same time, a colorful story about these events presented in the Decree of Canopus is evidencing of a very small interval between them and the date of this decree (7 March 238 BC). Thus, low floods and the famine should be attributed to 242–239 BC. This attribution is supported by the story of Athenaeus. It would be reasonable to assume that Hieron II had the opportunity to send his huge ship with grain to Alexandria only after the end of the First Punic War (264–241 BC). During this war, the king of Syracuse had to supply his Roman allies with the provisions. Besides that, active military operations, that took place in area of Sicily, would not allow him to carry out the construction of the mentioned floating giant.
Keywords
Ptolemy III Euergetes, the famine, the Nile flood, the Decree of Canopus, the Decree of Alexandria, Hieron II of Syracuse
Received
09.06.2020
Date of publication
22.06.2020
Number of characters
26152
Number of purchasers
4
Views
34
Readers community rating
0.0 (0 votes)
Cite Download pdf 100 RUB / 1.0 SU

To download PDF you should sign in

Full text is available to subscribers only
Subscribe right now
Only article
100 RUB / 1.0 SU
Whole issue
880 RUB / 16.0 SU
All issues for 2020
1200 RUB / 24.0 SU
1 Предлагаемое исследование посвящено датировке сильного голода, охватившего Египет в царствование Птолемея III Эвергета (246–222 гг. – здесь и далее до н.э.). Нет никаких сомнений в том, что это бедствие произошло в период между 246–239/238 гг. (см. ниже). При этом, как будет показано на страницах представленной публикации, недавнее введение в научный оборот нового исторического источника позволило уточнить хронологические рамки данного события1.
1. * Во время работы над текстом, ставшим основой этой статьи, я неоднократно обращался к моим коллегам: И.А. Ладынину, Ф. Лэдлоу, Дж. Мэннингу, М.В. Панову и Шт. Пфайфферу, любезно помогавшим мне материалами, советами и ремарками, за что я им искренне признателен. В особенности же я благодарен А.С. Балахванцеву за очень ценные соображения, высказанные по поводу эпизода, связанного с судном Гиерона II Сиракузского. Вся ответственность за представленные здесь выводы лежит, разумеется, на мне.
2 О египетском голоде времен Птолемея III, вызванном чередой низких разливов Нила, свидетельствует ряд источников2. Прежде всего речь идет о так называемом Канопском синодальном декрете, принятом 7 марта 238 г. [Pfeiffer, 2004, S. 69–71] египетским жречеством в честь александрийской правящей четы: Птолемея III и Береники II (CGC 22186 = OGIS I. 56)3: «...когда однажды подъем реки был недостаточен и все жители страны были напуганы случившимся и вспоминали бедствие, происшедшее при некоторых других царях, когда все люди, живущие на земле, пострадали от засухи, они (Птолемей III и Береника II) преисполнились заботой об обитателях храмов и других жителях страны, проявили великую прозорливость и пожертвовали значительной частью своих доходов для спасения народа и с большими издержками закупали зерно в Сирии и Финикии и на Кипре и в некоторых других местах и привозили его в страну для спасения живущих в Египте» (OGIS I. 56, 13–18) [ср. Pfeiffer, 2004, S. 93–101].
2. В отличие от Д. Бонно [Bonneau, 1971, 126–130], я учел лишь источники, так или иначе упоминающие голод и/или низкие разливы Нила.

3. При работе с египетскими вариантами этого декрета я пользовался переводами, предложенными Шт. Пфайффером [Pfeiffer, 2004, S. 93–101].
3 О трехлетней серии низких разливов Нила говорится в грекоязычном папирусе из Большого Аполлинополя/Эдфу (P.Edfou, III. 8), как правило датируемом периодом правления Птолемея III [Ладынин, 2005, с. 235; Bonneau, 1971, p. 129, n. 614; Grabowski, 2010, S. 183; Huss, 2001, S. 374, Anm. 6; Ludlow, Manning, 2016, p. 157–158; Łukaszewicz, 1996]4: «Царя Птолемея приветствует податель световых сигналов Филота из числа клерухов, пребывающих в Большом Аполлинополе. Поскольку сейчас, как в течение длительного времени разлив является недостаточным, я хочу, царь, сообщить тебе о некоем приспособлении, применение которого не принесет тебе никакого вреда и посредством которого страна может быть спасена. Так как последние три года река не заливает высоколежащие поля, стране грозит такой голод, что ... но если ты пожелаешь, этот год ознаменуется изобилием. Я прошу тебя, царь, если ты сочтешь это за благо, прикажи стратегу Аристону снабдить меня провизией на 30 дней и как можно скорее отправить меня к тебе или ... обращение и если будет такова твоя воля, пусть посев начнется незамедлительно. Благодаря твоему решению, спустя 50 дней наступит обильная жатва во всей Фиваиде. Удачи»5.
4. О несогласии с данной датировкой или сомнении в ее корректности см. [Manteuffel, 1949, S. 103–105; Pfeiffer, 2004, S. 96, Anm 154; ср. Bonneau, 1971, p. 129, n. 614].

5. За основу для перевода взята реконструкция оригинального текста, предложенная А. Лукашевичем [Łukaszewicz, 1996, p. 91–92].
4 О реалиях времен Эвергета, по мнению большинства исследователей, говорится и в произведении Афинея из Навкратиса «Пирующие софисты»; речь идет о рассказе, повествующем об огромном корабле «Сиракузия», подаренном Гиероном II Сиракузским некоему царю Птолемею (Athen. V. 209a–b): «На корабль погрузили шестьдесят тысяч медимнов хлеба, десять тысяч бочек {пифосов. – А.З.} с сицилийскими соленьями, две тысячи талантов шерсти и две тысячи талантов прочих грузов, не считая продовольствия для плывших на нем людей. Однако, когда к Гиерону стали приходить сообщения, что такой корабль в одни гавани вообще не сможет войти, в других же не будет находиться в безопасности, он решил послать его в дар царю Птолемею в Александрию, потому что в Египте тогда был недород. Так он и сделал: корабль был отведен в Александрию и там вытащен на берег»6 [Зелинский, 2017, с. 157–158; Bugh, 2007, p. 276–277; Buraselis, 2013, p. 100; Cameron, 1995, p. 290; Dixon, 2014, p. 149; El-Masry et al., 2012, S. 176; Hayden, 2018, p. 118–119; Huss, 2001, S. 368; Lampela, 1998, p. 54; Ludlow, Manning, 2016, p. 158; Pfeiffer, 2004, S. 209]7.
6. Перевод Н.Т. Голинкевича.

7. Умозрительные сомнения во взаимосвязи между подарком Гиерона и голодом в Египте высказала Б. Бейер-Роттхофф [Beyer-Rotthoff, 1993, S. 201]. Также существуют ничем не подкрепленные предположения об идентификации упомянутого Афинеем египетского царя с Птолемеем II либо IV [Murray, 2012, p. 186 n. 44; Rostovtzeff, 1941, p. 1257].
5 С высокой долей вероятности, о нескольких неурожайных годах, относящихся к правлению того же царя (Панов, 2017, с. 230, примеч. 178), говорится в автобиографической посмертной Стеле Тахебит (Lady Meux, 164, 16–17 = Панов, 2017, № 5.6, 16–17): «Я была той, кто поддерживал голодного (своим) имуществом каждый раз, когда Хапи был низким»8.
8. Перевод М.В. Панова.
6 Наконец, не исключено, что намек на проблемы, связанные с низким разливом Нила времен Птолемея III, присутствует в одной из надписей, найденных в карнакском храме Хонсу (Urk. VIII, 63.f): «Я защитил твое обличие (т.е. Птолемея) от года мора и прогнал демонов недуга из того места, где ты находишься»9.
9. Перевод и интерпретация М.В. Панова [Панов, 2017, с. 310 примеч. 222].
7 В современной историографии упомянутый голод, как правило, датируется 245 г.10 и напрямую связывается со вспыхнувшим в Египте восстанием, вынудившим Птолемея III прервать азиатскую кампаниюТретьей Сирийской войны (246–241) и вернуться домой [Ладынин, 2016, с. 294–295; Beyer-Rotthoff, 1993, S. 37–38; Bonneau, 1971, p. 126–130; Hauben, 1990, p. 33–34; Hölbl, 2001, p. 49; Huss, 2001, S. 373–374; Ludlow, Manning, 2016, p. 156–159; Pfeiffer, 2017, S. 91–92]11. Однако недавнее появление нового источника поставило эту датировку под сомнение. Речь идет о полном тексте наиболее раннего из известных нам синодальных декретов, принятого египетским жречеством в Александрии 3 декабря 243 г.12 в честь Птолемея III и его супруги13. Как мы увидим ниже, содержание этого документа подталкивает к выводу, что серию недостаточных нильских разливов и связанный с ней голод следует датировать не первыми годами Третьей Сирийской войны, а периодом 242–239 гг.
10. Недавно Ф. Лэдлоу и Дж. Мэннинг предложили любопытную, хотя и не лишенную преждевременных обобщений, теорию, согласно которой низкие разливы Нила (в том числе, и вызвавшие голод при Эвергете) были непосредственно связаны с повышением вулканической активности в разных точках тропических поясов земного шара [Ludlow, Manning, 2016, p. 154–171]. В частности, нельзя не отметить, что предложенная авторами исследований хронология вулканических извержений далеко не всегда совпадает со свидетельствами исторических источников, указывающими на голод в Египте либо на низкие разливы Нила.

11. О Третьей Сирийской войне (246–241) см., например: [Beyer-Rotthoff, 1993, S. 17–67; Grainger, 2010, 153–170; Huss, 2001, S. 338–355].

12. Использованные мною переводы египетских вариантов Александрийского декрета принадлежат группе его первоиздателей и М.В. Панову [El-Masry et al., 2012; Панов, 2015, с. 457–465]. При этом я счел нецелесообразным делать собственный перевод греческого варианта, поскольку последний менее надежен, чем иероглифический и демотический тексты [El-Masry et al., 2012, S. 1, 67].

13. О датировке памятника [см. El-Masry et al., 2012, S. 1; Панов, 2015, с. 457]. О ранее найденных фрагментах этого декрета [см. El-Masry et al., 2012, S. 29–30].
8 Необходимость пересмотра датировки интересующего нас бедствия обусловливается сравнительным анализом содержания Александрийского и Канопского декретов. Прежде всего, в первом из документов, в отличие от второго, отсутствует даже малейший намек на низкий разлив Нила и соответственно на охвативший Египет голод и связанные с ним мероприятия Птолемея III и Береники II [Панов, 2015, с. 457–465; El-Masry et al., 2012]14. При этом те сведения, которые присутствуют в обоих декретах, в более позднем Канопском даются гораздо менее подробно, поскольку ко времени его принятия они потеряли свою актуальность.
14. О необходимости пересмотра датировки данного бедствия, исходя из тех же соображений, походя упомянули Ж. Оливье и К. Лорбер [Olivier, Lorber, 2013, p. 125].
9 Так, составители Александрийского декрета уделили большое внимание благодеяниям Птолемея III, осуществленным им в первые годы царствования; а именно: приумножению храмового имущества, введению фискальных послаблений15, упразднению налоговых недоимок и объявлению амнистии16: «Он {Птолемей III} возложил жертвенные дары в храмы, когда принял [великую должность у своего отца]. (Что касается) тех жертвоприношений, которые принадлежали им ранее, так приказало его обличие, чтобы они оставались за ними. (Что касается) налогов властителя и повинностей, существовавших в Тамери, то он уменьшил их, кроме одного налога, который он упразднил совсем. (Что касается) имущества властителя, образовавшегося в виде недоимки у каждого человека в Египте в большом количестве серебром, то [он] это простил ради того, чтобы обрадовались воины и все живущие в его время. Освободил этот прекрасный бог большое число заключенных, находившихся в заточении много лет»17 ср. [El-Masry et al., 2012, S. 37–38, 52–53, 86–97]. В Канопском же декрете вышеупомянутые благодеяния более чем пятилетней давности либо вообще не упоминались, либо низводились до уровня абстракции: «…царь Птолемей … и царица Береника … Боги-Эвергеты совершили много больших благодеяний храмам по всей земле и приумножили меру почитания богов» [OGIS I. 56, 7–9; ср. Pfeiffer, 2004, S. 82–84].
15. Некоторые, возможно временные, фискальные послабления, касающиеся поземельного и соляного налогов, известны нам по папирологическим источникам, датированным 245–243 гг. (см., например: P.Col.Zen. II. 87); ср. [Bonneau, 1971, p. 125; Hayden, 2018, p. 337; Shelton, 1988], что подтверждает вышеуказанное свидетельство Александрийского декрета.

16. При этом уже издатели Памятника обратили внимание на отсутствие связи между данными благодеяниями Птолемея III и периодом низких разливов Нила [El-Masry et al., 2012, S. 91].

17. Перевод М.В. Панова [Панов, 2015, с. 462–463 № 6.4, 5–7]. Здесь и далее в фигурных скобках помещены мои коментарии, в круглых скобках – дополнения и пояснения переводчика, в квадратных скобках – восстановленые переводчиком лакуны, между знаками «» – восполнение переводчиком пропусков переписчика и указание на пропущенный текст.
10 Аналогичную ситуацию мы наблюдаем и в описании почитания Птолемеем III священных животных. Составители Александрийского декрета о действиях царя, осуществленных в этом направлении в период между возвращением из азиатского похода (245 г. – см. выше) и принятием соответствующего постановления (3 декабря 243 г. – см. выше) ср. [El-Masry et al., 2012, S. 41–42, 55–56, 104–110], рассказывают следующее: «Он {Птолемей III} сотворил много полезного для Хепа {Аписа}, Мерура {Мневиса} и всех священных животных, почитаемых в Тамери, превосходя сделанное до него кем-либо из предшественников. Он сам отправился в храмы, выспрашивая об их делах18. Его сердце было честным к их положению. Все, что выдали им для их святилищ, оказалось чрезвычайно роскошно»19. В свою очередь, составители Канопского декрета, говоря об этом относительно удаленном во времени событии, ограничились следующей короткой фразой: «…{Птолемей III и Береника II} проявляли неизменную заботу об Аписе и Мневисе и о других священных животных страны, сопряженную с большими тратами и издержками» (OGIS I. 56, 9–10) [ср. Pfeiffer, 2004, S. 84–86]20.
18. Личное посещение царской четой сакральных объектов, связанных с культами Аписа и Мневиса, состоялось в рамках храмового тура, подробно освещенного в Александрийском декрете и полностью проигнорированного в Канопском; ср. [Панов, 2015, с. 460 и 463–464 № 6.4, 11–13; El-Masry et al., 2012, S. 41–43, 56–57, 104–115]. Эта поездка, подтвержденная посвящением, выполненным Птолемеем III и Береникой II в храме Исиды на о. Филэ (OGIS I. 61), ориентировочно датируется 2-й половиной 244 и/или 1-й половиной 243 г.; ср. [Ладынин, 2016, с. 292; Bingen, 2007; Clayman, 2014, p. 163–164].

19. Перевод М.В. Панова [Панов, 2015, с. 463 № 6.4, 10–11]. Возможно, о почитании царем культа священных животных говорится и в следующей фразе декрета: «Осуществил он перемещение их [т.е. статуй богов. – М.П.], чтобы поставить на возвышения в их храмах во время великого праздника, устраивая перед ними обильные дары, исполняя все в соответствии с предписанием» [Панов, 2015, с. 463–464 6.4, 11–12]. На это может указывать употребление личных местоимений, логически привязывающее данный пассаж к предыдущему смысловому блоку. При этом я не согласен с издателями памятника, поместившими во 2-й параграф о священных животных еще одну последующую фразу [El-Masry et al., 2012, S. 42, 56, 106–108], звучащую в переводе М.В. Панова следующим образом: «Утвердил он все обычаи храмов и всех дел (букв. вещей) Египта по их традиции, в соответствии с документом» [Панов, 2015, с. 464 № 6.4, 12].

20. Согласно переводу Шт. Пфайффера, иероглифический вариант декрета содержит краткое дополнение: «чтобы действовать в соответствии с их потребностями / чтобы удовлетворить их потребности» [Pfeiffer, 2004, S. 85].
11 Даже повествование о чрезвычайно важном для египтян возвращении Птолемеем Эвергетом «депортированных» персами богов (Fr.Gr.Hist. 260, F43 = Hier. Com. In Dan. XI, 6–9) [ср. Ладынин, 2007] в Канопском декрете выглядит гораздо более блекло, чем в предшествовавшем ему Александрийском21. В последнем, ср. [El-Masry et al., 2012, S. 39–40, 54–55, 97–103, 164–169] ситуация описана следующим образом: «Он сам позаботился о божественных статуях, увезенных с их мест в храмах Тамери в Речену, Хар, Херек, Сангар и Сетауш22, во времена осквернения храмов жалкими азиатами из Персии. Он обошел все чужеземные страны, разыскивая их. Он доставил (их) в Оба источника {одно из наименований Египта. – А.З.} с великим торжеством, насыщая алтари, находящиеся перед ними. Этот прекрасный бог, да живет он вечно, дал засиять этим статуям в их храмах, откуда их вывезли ранее, поскольку он о них»23. Канопский же декрет содержит лишь следующий пассаж: «…царь после заграничной кампании возвратил в Египет статуи, вывезенные из страны персами, и поместил их в храмы, из которых каждая ранее была изъята» (OGIS I. 56, 10–11) [ср. Pfeiffer, 2004, S. 84–85, 87–88].
21. Само описание азиатской кампании Птолемея III, приведшей, в частности, к возвращению в Египет вывезенных персами богов и культовых предметов, в Александрийском декрете также выглядит гораздо рельефнее, чем в Канопском (CGC 22186, 10–12 = OGIS I. 56, 10–12) [Панов, 2015, с. 459 и 463 № 6.4, 7–10; El-Masry et al., 2012, S. 38–41, 53–55, 91–104; Pfeiffer, 2004, S. 83–85, 87–91]. Вместе с тем я не стал привлекать данное сопоставление к этому исследованию, так как тезисное изложение военной деятельности Птолемея III в Канопском декрете могло объясняться весьма скромными результатами окончившейся к тому времени Третьей Сирийской войны (ср. примеч. 12).

22. Ориентировочно: в Сирию, Финикию, Киликию, Персиду, Вавилонию и Сузиану [El-Masry et al., 2012, S. 100–102, 161–162]. При этом под захваченной Птолемеем Финикией мог подразумеваться селевкидский Арад с его материковой Переей [Grainger, 2010, p. 158; ср. Duyrat, 2013, p. 3–4, 10–11].

23. Перевод М.В. Панова [Панов, 2015, с. 463 №. 6.4, 8–10].
12 Таким образом, продемонстрированная здесь закономерность изложения информации в обоих документах24, в совокупности с отсутствием упоминаний о голоде в первом из них (классическое свидетельство отсутствия), подталкивает к выводу о непосредственной близости данного бедствия к моменту принятия Канопского декрета. Чрезвычайно развернутое изложение событий, представленное в жреческом постановлении, принятом в Канопе, свидетельствует о бесспорной их актуальности и, если можно так выразиться, злободневности.
24. По поводу нежелания составителей Канопского декрета дублировать содержание Александрийского в ином контексте высказалась К. Фишер-Бове [Fischer-Bovet, 2016, p. 113].
13 С таким положением вещей совершенно корректно соотносится и упоминание в P.Edfou, III. 8 и, возможно, – Lady Meux, 164 о связанной с голодом трехлетней серии низких разливов Нила (см. выше). По моему мнению, первый недостаточный нильский разлив имел место в 242/241 г., т.е. менее чем через год после принятия не омраченного ни малейшей перспективой голода Александрийского декрета. Угроза второго подряд неурожайного года, легко предсказуемая уже во 2-й половине лета 241 г.25, вероятно, побудила Птолемея III к скорейшему завершению Третьей Сирийской войны [ср. Hölbl, 2001, p. 50; Grainger, 2010, p. 169]26. Третий низкий разлив Нила, случившийся в 240/239 г., заставил царя бросить все возможные ресурсы на предотвращение гуманитарной катастрофы, назревающей в стране. И только полноценный нильский разлив 239/238 г. позволил лояльному в отношении александрийского фараона египетскому жречеству принять торжественный декрет, помимо всего прочего знаменующий сакральную по своему характеру победу царя-ритуалиста над происками Сета27.
25. Ожидаемый уровень разлива Нила и примерные виды на урожай можно было определить уже в августе или даже в конце июля, ср. [Bonneau, 1971, p. 9 n. 2; Hauben, 1990, p. 34].

26. Полагаю, что именно вышеуказанный природный катаклизм заставил Птолемея отказаться от дальнейшего ведения военных действий, невзирая на назревающую усобицу между его противником: Селевком II Каллиником и братом последнего Антиохом Гиераксом (см., например: [Зелінський, 2017, с. 25–53]). В частности, накануне заключения мира Гиеракс собрал внушительное войско, но на помощь брату так и не пришел. Во всяком случае, излагающий этот эпизод Юстин говорит лишь о вестях о приближении Гиеракса, полученных Птолемеем, и выражает откровенное сомнение в искренности намерений Селевкова брата: «Отсюда он {Селевк. – А.З.} отправил письмо к брату своему Антиоху, в котором умолял его о поддержке, и в награду за помощь обещал ему часть Азии, ограниченную Таврским хребтом. Антиох же, хотя ему было четырнадцать лет, был не по возрасту жаден до власти и ухватился за представившуюся ему возможность не с такой искренностью, с какой брат предоставил ему её. Этот мальчик с преступной смелостью решился по-разбойничьи отнять у брата всё. Поэтому был он прозван Гиераксом, ибо он жил не как человек, а как коршун, всегда похищая чужое. Между тем, когда Птолемей узнал, что Антиох идет на помощь Селевку, он, чтобы не вести войны одновременно с двумя [врагами], заключил с Селевком мир на десять лет. Однако мир, предоставленный [Селевку] врагом, был нарушен братом, который, набрав войско из галльских наемников, вместо оказания помощи, о которой просил его брат, пошел на него войной, явив себя не братом, а врагом». (Just. XXVII. 2. 6–10; пер. А.А. Деконского и М.И. Рижского)

27. По меткому высказыванию Шт. Пфайффера: «Поскольку Нил так и не разлился, то Птолемей сам взял на себя функцию Нила» [Pfeiffer, 2017, S. 95].
14 Нельзя не отметить, что в последнее время сторонниками традиционной датировки вышеуказанного бедствия высказывается суждение, согласно которому составители Александрийского декрета могли умышленно умолчать о проблемах, связанных с серией низких разливов Нила. Такое умолчание якобы обусловливалось нежеланием жречества акцентировать внимание на болезненных для царя событиях, подрывающих основы легитимности его власти с точки зрения египтян [Ludlow, Manning, 2016, p. 158–159; Pfeiffer, 2017, S. 94]28. Подобная точка зрения, на мой взгляд, не имеет под собой серьезных оснований. Благодаря Александрийскому декрету и посвятительной надписи с о. Филэ мы знаем, что Птолемей III вместе с двумя детьми и предположительно беременной супругой в 244/243 г. совершил масштабный храмовый тур, охвативший территорию чуть ли не всего Египта (см. примеч. 18)29. Данное событие красноречиво свидетельствует о спокойствии, в котором в указанное время пребывала страна пирамид (ср. [Ладынин, 2005, с. 230 примеч. 8; Huss, 2001, S. 374, Anm. 12]). Соответственно к моменту принятия Александрийского декрета неблагоприятные последствия череды недостаточных разливов Нила, если бы они действительно имели место в первые годы царствования Эвергета, были бы благополучно устранены. В таком случае ничто не помешало бы составителям упомянутого постановления вознести вполне заслуженную хвалу третьему представителю Александрийской династии, подтвердившему свои права на двойную корону Верхнего и Нижнего Египта.
28. Подобные соображения в частной переписке высказал также И.А. Ладынин.

29. На беременность Береники может указывать ее изображение на одном из барельефов о. Филэ [Clayman, 2014, p. 163–164] и факт рождения ею шестерых детей за первые семь лет брака (246–239; ср. [Clayman, 2014, p. 164, 171]).
15 Наконец, следует добавить, что в пользу предложенной мною датировки египетского голода свидетельствует вышеупомянутый рассказ, переданный Афинеем. Напомню, что речь идет об описании гигантского корабля, загруженного зерном, соленьями и пр., который сиракузский царь Гиерон II подарил Птолемею III ввиду голода, постигшего Египет (Athen. V. 206e–209c). Учитывая то обстоятельство, что Гиерон принимал активное участие в Первой Пунической войне30 (Polyb. I. 16–17; Diod. XXIII. 4. 5; Liv. XXIV. 4. 5, XXV. 31. 4; Liv. Per. 16; Eutr. II. 19. 2; ср. [Зелинский, 2017, с. 157–158]), он мог позволить себе упомянутый широкий жест лишь по окончании данного военного конфликта; т.е. не ранее 241 г.31.
30. Об этом конфликте (264–241) см., например: [A Companion, 2011, p. 129–183].

31. В частности, Сиракузы в течение войны неизменно выполняли роль поставщика провианта для римской армии [A Companion, 2011, p. 151], что делало бы отправку упомянутого подарка в Александрию слишком обременительной.
16 Собственно, и сама возможность постройки описанного Афинеем плавучего гиганта во время Первой Пунической войны представляется более чем сомнительной. Если учесть, что для сооружения корабля были использованы дерево, конопля, смола и пенька из Сицилии, Италии, Иберии и Галлии (Athen. V. 206f, 208e)32, то придется признать, что доставка вышеупомянутых материалов в Сиракузы до 241 г. была бы по меньшей мере трудновыполнимой. Как хорошо известно из дошедших до нас античных нарративов, карфагенский полководец Гамилькар Барка, начиная с 246 г., вел успешные боевые действия на западе Сицилии (Polyb. I. 56. 3, 9, 11; 58. 2–6; Diod. XXIV. 5–9; Nepos, XXII. 1; Zonar. VIII. 16. 333), а его флот опустошал берега Италии от Локр на Ионийском море до Кум на Тирренском (Polyb. I. 56. 2–3, 10; Zonar. VIII. 16. 3) [ср. A Companion, 2011, p. 162]. Поскольку же корабль строился в течение целого года (Athen. V. 207a–b), то его отправка в Александрию, приуроченная к имевшему место в Египте голоду, состоялась не ранее 240 г. Таким образом, речь снова идет о событии, произошедшем менее, чем за два года до принятия Канопского декрета.
32. «...он доставил – частично из Италии, частично из Сицилии – дерево для изготовления клиньев, шпангоутов, поперечных брусьев и на другие нужды; для канатов коноплю привезли из Иберии, пеньку и смолу – с реки Родана; словом, все необходимое было свезено отовсюду … но дерево для первой мачты с трудом отыскал в горах Бруттия какой-то свинопас». Перевод Н.Т. Голинкевича.

33. В основе упомянутого на этих страницах фрагмента византийского автора, Иоанна Зонары (Zonar. VIII. 16–17), лежит содержание XII книги римского историка Диона Кассия.
17 В завершение следует отметить, что изложенные на этих страницах соображения, в случае их верности, в будущем могут побудить к пересмотру ряда других вопросов, относящихся к первому десятилетию царствования Птолемея III Эвергета. В частности, речь идет о круге проблем, связанных с вышеупомянутым восстанием, имевшим место в Египте в 245 г. и повлиявшем на течение Третьей Сирийской войны (см. выше).

References

1. Zelinsky A.L. The Nature and Reasons of the Egyptian Neutrality During the First Punic War. The Punic Wars: A History of the Great Confrontation. Military, Diplomatic and Ideological Aspects of the Struggle between Rome and Carthage. Eds: O.L. Gabelko, A.V. Korolenkov. Saint Petersburg: Humanitarian Academy Juventa, 2017. Pp. 155–163 (in Russian).

2. Zelinskyi A.L. The postscript to III Syrian war. “The Oriental Studies” (Shodoznavstvo). No. 77. 2017. Pp. 25–53 (in Ukrainian).

3. Zelinskyi A.L. The dating of a so-called “The decree of the Netjerikfiet-Djoser”. The 22nd A. Krymsky Oriental Studies Readings (Kiev, 22–23 June 2018). Kiev, 2018. Pp. 26–27 (in Ukrainian).

4. Ladynin B.A. The formation of the cult of “Gods-Euergetes” in the Ptolemaic Egypt in 240–230th years BCE. And its Egyptian connotations. Mnemon. Issue 4. 2005. Pp. 225–238 (in Russian).

5. Ladynin I.A. The Third Syrian War and the capture of sacred objects in Azia by Ptolemy III as represented in the Book of Daniel and by Porphyry of Tyros. Antiquitas Aeterna. Issue 2. 2007. Pp. 273–287 (in Russian).

6. Ladynin I.A. The dynastic cult and the Eponymous Priests of the Ptolemies “Bogi sredi lyudey”: kul’t praviteley v ellinisticheskom, post·ellinisticheskom i rimskom mire. Eds: S.Yu. Saprykin, I.A. Ladynin. Moscow – Saint Petersburg: Izdatel’stvo RKhGA, 2016. Pp. 265–312 (in Russian).

7. Panov M.V. Documents on the History of the Priestly Families from Memphis and Letopolis in the Late Period. Novosibirsk: M.V. Panov, 2015 (in Russian).

8. Panov M.V. Historical, Biographical and Mythological Inscriptions of the Late Period. Novosibirsk: M.V. Panov, 2017 (in Russian).

9. Beyer-Rotthoff B. Untersuchungen zur Aussenpolitik Ptolemaios' III. Bonn: Habelt, 1993.

10. Bingen J. Ptolemy III and Philae: Snapshot of a Reign, a Temple and a Cult. Bingen J. Hellenistic Egypt: Monarchy, Society, Economy, Culture. Ed. R. Bagnall. Berkeley: University of California Press, 2007. Pp. 31–43.

11. Bonneau D. Le fisc et le Nil: incidences des irrégularités de la crue du Nil sur la fiscalité foncière dans l’Égypte grecque et romaine. Paris: Cujas, 1971.

12. Bugh G. Hellenistic Military Developments. The Cambridge companion to the Hellenistic world. Ed. G. Bugh. Cambridge: Cambridge University Press, 2007. Pp. 265–293.

13. Buraselis K. Ptolemaic grain, seaways and power. The Ptolemies, the Sea and the Nile. Studies in Waterborne Power. Eds: K. Buraselis, M. Stefanou, D. Thompson. Cambridge: Cambridge University Press, 2013. Pp. 97–107.

14. Cameron A. Callimachus and His Critics. Princeton: Princeton University Press, 1995.

15. Clayman D. Berenice II and the Golden Age of Ptolemaic Egypt. Women in antiquity. Oxford – New York: Oxford University Press, 2014.

16. A Companion to the Punic Wars. Ed. D. Hoyos. Oxford: Blackwell Publishing Ltd, 2011.

17. Dixon M. Late Classical and Early Hellenistic Corinth, 338–196 B.C. London – New York: Routledge, 2014.

18. Duyrat F. La frontière entre les possessions lagides et séleucides en Syrie, IIIe–IIe siècle av. J.-C. Espace et territoire de l’Égypte gréco-romaine. Éds: G. Gorre, P. Kossmann. Genève: Droz, 2013. Pp. 1–25.

19. El-Masry Y. et al. Das Synodaldekret von Alexandria aus dem Jahre 243 v. Chr. Hamburg: Buske, 2012.

20. Fischer-Bovet C. Towards a translocal elite culture in the Ptolemaic empire. Cosmopolitanism and empire: universal rulers, local elites and cultural integration in the ancient Near East and Mediterranean. Eds: M. Lavan et al. Oxford: Oxford University Press, 2016. Pp. 103–128.

21. Grabowski T. Ostatni Triumf Ptolemeuszy. Czwarta Wojna syryjska (221–217 p.n.e.). Kraków: Historia Jagellonica, 2010.

22. Grainger J. The Syrian Wars. Leiden – Boston: Brill, 2010.

23. Hauben H. L’expédition de Ptolémée III en Orient et la sédition domestique de 245 av. J.-C. Quelques mises au point. Archiv für papyrusforschung und verwandte gebiete. Bd. 36. 1990. Pp. 29–37.

24. Hayden B. Price Formation and Fluctuation in Ptolemaic Egypt: diss... PhD. The University of Chicago. Chicago, 2018.

25. Hölbl G. A History of the Ptolemaic Empire: Transl. from germ. London – New York: Routledge, 2001.

26. Huss W. Ägypten in hellenistischer Zeit: 332–30 v.Chr. München: C.H. Beck, 2001.

27. Lampela A. Rome and the Ptolemies of Egypt: The Development of Their Political Relations, 273–80 B.C. Helsinki: Societas Scientiarum Fennica, 1998.

28. Ludlow F., Manning J. Revolts under the Ptolemies: A Paleoclimatological Perspective. Revolt and Resistance in the Ancient Classical World and the Near East. In the Crucible of Empire. Ed. J. Collins and J. Manning. Leiden – Boston: Brill, 2016. Pp. 154–171.

29. Łukaszewicz A. Remarques sur P. Edfou 8. The Journal of Juristic Papyrology. T. 26. 1996. Pp. 91–98.

30. Manteuffel J. Quelques textes provenants d’Edfou. The Journal of Juristic Papyrology. T. 3. 1949. Pp. 101–117.

31. Murray W. The Age of Titans. The Rise and Fall of the Great Hellenistic Navies. Oxford: Oxford University Press, 2012.

32. Olivier J., Lorber C. Three Gold Coinages of Third-Century Ptolemaic Egypt. Revue belge de Numismatique et de Sigillographie. T. 159. 2013. Pp. 49–150.

33. Pfeiffer St. Das Dekret von Kanopos (238 v.Chr.). Kommentar und historische Auswertung eines dreisprachigen Synodaldekretes der ägyptischen Priester zu Ehren Ptolemaios’ III. und seiner Familie. Archiv für papyrusforschung und verwandte gebiete. (Beih.). Bd. 18. 2004. S. 1–386.

34. Pfeiffer St. Die Ptolemäer: im Reich der Kleopatra. Stuttgart: W. Kohlhammer GmbH, 2017.

35. Rostovtzeff M.I. The social and economic history of the Hellenistic world: In 3 vols. Vol. II. Oxford: Oxford University Press, 1941.

36. Shelton J. Notes on the Ptolemaic Salt Tax under Ptolemy III. Zeitschrift für papyrologie und epigraphik. Bd. 71. 1988. Pp. 133–136.