Oral Traditions of Endé Village (The Dogon Country)
Table of contents
Share
Metrics
Oral Traditions of Endé Village (The Dogon Country)
Annotation
PII
S086919080006162-5-1
DOI
10.31857/S086919080006162-5
Publication type
Article
Status
Published
Authors
Petr Kutsenkov 
Occupation: Leading Research Fellow, Institute of Oriental Studies RAS
Affiliation: Института Востоковедения РАН
Address: Russian Federation, Moscow
Edition
Pages
51-59
Abstract

In early 21st century there appeared the new kind of historical sources in Tropical Africa: records of oral tradition, penned by the representatives of native culture. In this article we study Dogon Country (Mali, Mopti Region). The author is in possession of two such documents: Previously  published description of Semari village and the record of the historical legend of Ogodengu and Endé-Tooro quarters of Endé village (rural commune of Kani-Bonzon, Bankass district, Mopti Region of Mali). Different quarters of the village possess different versions of its oral history. This fact reflects the intricate twists and turns of the history of the Dogon, whose society is a complex ethno-social organism, forming since the 10th century. As a result one and the same village hosts mutually exclusive versions of its origins, while the dispute between the neighboring villages regarding their “birthrights” can last for centuries. In the village of Endé there are at least four oral historical legends about its foundation, moreover, Louis Desplagnes published the first of them at the beginning of the last century, and it differs from those existing in the village now to great extent. Another legend was recently recorded in the Endé-Toro quarter, and Ogodengou quarter recognized in. One of the residents of the quarter, a descendant of Endé’s leader Seydou (Justin) Guindo, being an outstanding connoisseur of local traditions, enjoying very high prestige in the village, keeps the copy and showed it to the author. The third legend belongs to the Endé-Wo quarter, founded later than the previous two. Finally, the quarter of Guirankanda owns the fourth version of the historical legend. The details of recorded historical legends differ from the oral narrations of the villagers, who often provide details that contradict the “canonical” versions.

Keywords
Dogon, oral tradition, ethnic history, Tellem
Received
07.06.2019
Date of publication
22.08.2019
Number of characters
21768
Number of purchasers
28
Views
438
Readers community rating
0.0 (0 votes)
Cite Download pdf 100 RUB / 1.0 SU

To download PDF you should sign in

Full text is available to subscribers only
Subscribe right now
Only article
100 RUB / 1.0 SU
Whole issue
800 RUB / 16.0 SU
All issues for 2019
4224 RUB / 30.0 SU
1 Деревня Энде, с жителями которой у автора сложились тесные дружеские связи, располагается у подножия скального уступа Бандиагара в округе Банкасс Региона Мопти Республики Мали. Существуют, по меньшей мере, две основные версии ее основания. Согласно первой, связанной с кварталом Энде-Во1 (илл. 1) и изложенной в экспликации в музее (!) д. Энде, основатели деревни переселились на нагорье Бандиагара в конце XV – начале XVI в. Сначала они обитали в треугольнике между городами Бамако, Кита и Кангаба2; поселившись «возле Масины», они стали «братьями» (сананку) рыболовов-бозо. Слово «Масина» обозначает как Внутреннюю дельту, так и город на левом берегу р. Нигер, расположенный между г. Сегу и Внутренней дельтой, но в данном случае речь идет именно о первой. Оттуда догоны направились к д. Софара – примерно в 40 км к северо-востоку от г. Дженне, а потом повернули на север – к г. Севаре. Там они разделились: часть заняла территорию между г. Севаре и г. Бандиагара, а другая двинулась на юг и первоначально поселилась в д. Дукун – на территории современной деревни Кани-Бонзон (Энде входит в сельскую коммуну Кани-Бонзон). Уже оттуда они расселились вдоль скального уступа Бандиагара. Эта версия исторического предания совпадает с той, которой придерживаются в самой д. Кани-Бонзон, но отличается от версии д. Кани-Комболе, расположенной в нескольких километрах к востоку от первой: жители Кани-Комболе утверждают, что вовсе не Дукун, а их деревня стала первым поселением догонов на скальном обрыве Бандиагара [Gallay, Huysecom, Mayor, 1995, p. 28], и по этому поводу между деревнями существует давний спор. Генеалогия основателей Энде и некоторых соседних поселений, изложенная в экспликации из музея д. Энде, выглядит так:
1. Энде состоит из четырех кварталов, которые представляют собой фактически независимые поселения: Огоденгу («Место пребывания вождя» (ого)), Энде-Во («Я в Энде»), Энде-Торо («Фетиш Энде») и Гиранканда («Новые дома», в официальных документах – Guinekanda). В соответствии с V Приложением к Закону № 96-059 от 4 ноября 1996 г. [Annexe, 1996, p. 6], на территории Энде существуют три сельских поселения: Энде-Гинеканда, Энде-Торо и Энде-Ого-Денгу (Endé-Guinekanda, Endé-Toro, Endé-Ogo-Dengou – так в тексте закона).

2. По результатам экспедиции в Республику Мали 2019 г. можно уточнить местоположение «Страны манде»: это местность у подножия гор Манден, возле деревень Сиби и Табу. Там помнят о пророчестве, гласящем, что догоны рано или поздно вернутся на свою историческую родину
2

3 По версии же кварталов Энде-Торо и Огоденгу (илл. 2), деревня была основана на 200–300 лет раньше, что указано в музейной экспликации. Недавно и эта версия была записана (илл. 3):
4 ИСТОРИЯ ЭНДЕ ГУРУВАН И ЭНДЕ ТОРО3 [Основатели] Энде Гуруван и Энде Торо суть два брата одних и тех же отца и матери. Предок Гурунан4 носил имя Анхаидже, а предок Торо – Амассагу. Андумере. Они ушли из Страны манде5 в одну маленькую деревню, Мучого6. Спустя непродолжительное время они, ничего не опасаяь, отделились от других людей. Они предательски умыкнули большой идол тегу7. Они вышли на дорогу, чтобы прийти к сонике8. Когда они пришли к сонике, то поселились там. В то время у Амассагу была дочь, которую звали Йерин. Андумере пас коров и еще он был злодеем9. Он пас скот, и, когда пришел к подножию горы10, бык заревел, и еще одна вещь заревела. Потом Андумере пошел рассказать об этом родичам, и родичи пришли посмотреть. Когда они увидели [это место], то назвали [его] Верхняя Энде. Это было благом, и они ушли от сонике и поселились в Энде. А в то время в Энде никого не было, кроме трех других людей, которые назывались Набико, Антандугу и Доготовара. Набико вернулся к источнику Йороборо11, Антандугу таинственным образом исчез12, а Доготовара был убит Анваджа, предком Энде-Во. Анваджа был великим охотником с Востока. В поисках дичи он пришел в Энде, встретил там моих предков и сказал: «Я в Энде». На тенкан это звучит «Энде Во». Андумере и его родственники ничего не поняли. Поскольку он был злодеем13, то отрезал язык своего черного быка для того, чтобы приготовить зелье. Родичи его связали и отправили в Багуру вместе с Йанджиги, их предком14. [Там он взялся за старое. Он взял лошадь, принадлежавшую жителям Тиу и пошел в Йерибанга]15. Жители Тиу пошли искать свою лошадь. ПРИБЫТИЕ В ЙЕРИБАНГА. Когда лошадь услышала, что идет хозяин, она заржала; тогда Андумере сделал свой фетиш16 и спрятал лошадь в дупле огромного баобаба, а дупло после этого закрылось, а люди из Тиу, услышав ржание лошади, узнали ее. Андумере [все] отрицал и сказал, что это крик леве (фетиш)17, которого он добыл на охоте, а те вернулись в свою деревню. ПОСЛЕ ВСЕГО ЭТОГО ОН ПОСЕЛИЛСЯ в [деревне] Сондол; с того времени пошла деревня Сондол. Андумере нашел людей рода нунуман. Однажды беременная женщина ушла из Ансамаи Дуна. Когда они увидели ее издалека, они сказали, что ребенок в ее утробе – сын другой девушки. Андумере схватил женщину, разорвал ее живот, чтобы узнать, какого пола ребенок. Андумере воспитывал ребенка, пока тот не стал взрослым, что, должно быть, повлияло на его дела18. Однако очень храбрые мужчины деревни Андумере напали на него. К СЧАСТЬЮ ДЛЯ АНДУМЕРЕ, ОН НЕ ПОТЕРЯЛ СВОЮ ЖИЗНЬ НА ПОЛЕ БОЯ; но во второй раз он стал жертвой. После разрушения деревни нунуман поселились в Сонне, а слово «Сонне» происходит от слова «Сондол». В Сондол у сестры Андумере был ребенок, которого звали СОНОБА, СОНОССА, СОРОНЕ. [Деревня] Энде-КУМБА19 БЫЛА восстановлена пастухами из Сондол. Предок Энде-Торо Амассагу имел дочь Энессо, а Энессо имела сына Арейовинджагу и его братьев Куньонде, Куньонсеге и Сегин, а [у того был] сын Баджу и его братья Анкуджеин. Таковы разные ветви Энде-Торо [;] все, кто хочет услышать кассету20, приходите к Али АНДАГАДИ ГИНДО из Энде-Торо. Любой человек, который знает такие истории, может помочь нам и присоединиться к нашему собранию. МЫ ХОТИМ ПРОВОДИТЬ ТАКОЕ СОБРАНИЕ каждые три года, остальное завершить в следующий раз, чтобы никого не забыть на этих исторических собраниях.
3. Это самая полная версия записи устного исторического предания Энде-Торо и Огоденгу, которая хранится у Сейду (Жюстена) Гиндо из квартала Огоденгу; существует еще одна запись, размещенная в Интернете [L'Histoire de Endé]. Однако в ней пропущен один фрагмент текста. По возможности в переводе сохранена пунктуация оригинала.

4. Так в тексте – опечатка, имеется в виду [клан] Гуруван.

5. Упоминание о «Стране манде» имеется в каждой версии любого исторического предания догонов. Это территория к западу от Бамако с центром возле деревень Сиби и Табу (ок. 40 км от Бамако), где помнят об исходе догонов и, согласно древнему пророчеству, ожидают их возвращения на историческую родину.

6. Эта маленькая деревня не обозначена на картах и находится примерно в 70 км к северо-западу от Энде в округе Бандиагара, в треугольнике между деревнями Нгоне, Гамба и Болиммба.

7. То есть tengu, что означает «[люди,] говорящие на [языке] тенкан».

8. Речь идет вовсе не об этносе сонинке, который в Мали называют «марка» (marka, maraka). Имеются в виду «люди, которые разводят/охраняют лошадей». Другой вариант – жители деревни Сонингхе (см. примечание 22, илл. 4).

9. Malfaiteur дословно «злодей», но из контекста следует, что имеется в виду «колдун», «чёрный маг».

10. То есть к скальному обрыву, где расположено большинство деревень догонов.

11. Ущелье к северо-западу от д. Энде. Во время сезона дождей оно превращается в бурный поток, а после его окончания там остается множество мелких непересыхающих водоемов. Вожди (ôgô «ого», см. илл. 5 и фото на обложке) Энде пили воду только оттуда (илл. 6).

12. Это первый из впоследствии многочисленных случаев таинственных исчезновений в Стране догонов, отмеченный в источниках. Самый известный из них – бесследная пропажа основателя империи Тукулёров Эль Хадж Умара Талля в пещерах около г. Бандиагара в 1864 г. Из недавних случаев наибольшей известностью пользуется исчезновение безымянного джихадиста как раз на скальном обрыве над Энде в 2012 г.

13. То есть колдуном, черным магом.

14. То есть предком жителей д. Багуру, которая находится в 3 км к востоку от Энде.

15. Этот фрагмент отсутствует в интернет-версии текста [L'Histoire de Endé].

16. То есть «применил колдовство, сверхъестественную силу». Такое же выражение есть в яз. бамана: «A tun b’a boli kɛ» (дословно – «он сделал свой фетиш»).

17. Слово «fétiche» написано с одной и той же ошибкой в обеих версиях текста («feutiche»). Это означает «фетиш Леве (или Лебе)». Леве – дух-охранитель власти вождя, его воплощением является питон. Известны железные фетиши Леве, приписываемые теллем.

18. В оригинале «il a du être influencé de son cas». Следует читать «il a être influencé de son cas». По свидетельству Бокари Гиндо и Сейду (Жюстена) Гиндо (Бамако, 26.01.2018), это значит «собирался сделать своим наследником».

19. То есть д. Сондол.

20. Имеется в виду аудиозапись.
5 Анализ этого сложного для восприятия текста как памятника фольклора – дело филологов. Сложность же его состоит в том, что он написан французскими словами, дословно переводящими идиомы языка тенкан, на котором говорят в д. Энде. Мы сосредоточимся только на истории миграций, в нем содержащейся. Итак, по версии Энде-Во, предком этого квартала был Антанду, а по версии Энде-Торо – Анваджа; предком соседней деревни Багуру, по версии Энде-Торо, был Йанджиги, а по версии Энде-Во – Антиме. Однако и та, и другая версии исторического предания в целом подтверждает то, что Огоденгу и Энде-Торо возникли раньше Энде-Во, поскольку предок этого квартала в обеих версиях исторического предания произносит одну и ту же фразу: «Я в Энде» (т.е. он пришел в уже существующее поселение); не ранее чем ко второй половине XVI в. относится правление вождя по имени Энеба («Первенец Энде»), рожденного уже в Энде-Во (информант Сейду (Жюстен) Гиндо из квартала Огоденгу). Ему предшествовали десять вождей («ого» (ôgô)), и если считать средним сроком правления 30 лет (одно поколение), то к началу правления Энеба поселение в Энде уже существовало около 300 лет, что примерно совпадает с возможным временем основания Огоденгу и Энде-Торо.
6 Зафиксированная в тексте информация в некоторых деталях отличается от той, что сообщается в частных разговорах с жителями квартала Огоденгу, где автор жил во время своего пребывания в деревне и с которым он связан особенно тесно. Так, о предшественниках догонов – теллем, чьи постройки хорошо сохранились на скальном обрыве над деревней, в тексте вообще не упоминается. Однако в устной традиции деревни они занимают заметное место. Согласно версии квартала Энде-Во, все теллем ушли на юго-восток, на территорию современной Буркина Фасо. По словам же Сейду (Жюстена) Гиндо из клана Гуруван из квартала Огоденгу, его предки на протяжении, по крайней мере, двухсот лет мирно сосуществовали с теллем21. По его мнению, они пришли из Страны манде в XII–XIII вв. и действительно говорили на одном из языков манде, но, поселившись в Энде, восприняли язык теллем и смешались с ними. Ушла же часть теллем, по мнению Сейду, только потому, что их основанное на охоте и собирательстве хозяйство было подорвано земледельцами-догонами: площадь охотничьих угодий сократилась, дичи стало мало, и теллем вынуждены были мигрировать на юго-восток, хотя многие остались на месте. Однако это противоречит другим сведениям: предки клана Гуруван были не земледельцами, а скотоводами (злодей-Андумере пас скот): они явились в Энде с нагорья, где сначала жили в деревне Дага, а потом переместились на несколько километров к юго-востоку в деревню Сонингхе22. Затем они разделились на три ветви: одна основала кварталы Огоденгу и Энде-Торо в Энде, вторая – деревню Йабателу, третья – деревню Дьундуру (обе находятся на скальном уступе к востоку от Энде, см. карту). Что касается теллем, то одна деталь заставляет усомниться в сведениях Сейду (Жюстена) Гиндо относительно их хозяйства: керамика (илл. 7) и ткачество теллем были настолько совершенны, что могли принадлежать только развитой – если не изощренной – земледельческой культуре [Bedaux, Bolland, 1980; Bedaux, Lange, 1983]23. Впрочем, не исключено, что в хозяйстве теллем охота и собирательство действительно играли большую роль, чем у догонов.
21. Один из подголовников теллем, обнаруженный местными жителями в окрестностях Энде и приобретенный у них Малийской экспедицией ИВ РАН, был передан в Государственный музей Востока и датирован в Институте географии РАН по AMS 14C 1437–1489 гг. н.э. с вероятностью 0.988. Эта первая в истории советской и российской африканистики прямая датировка (причем датирован артефакт теллем, чьи произведения до сих пор отсутствовали в российских музейных и частных собраниях), подтверждает точность устной традиции, по крайней мере, для южной части нагорья Бандиагара.

22. Название этой деревни означает «те, кто разводит/охраняет лошадей» и первоначально звучало как son-déngué: son – «лошадь» (ср. sǒ в яз. манде) и déngué – «разводить/охранять» (яз. тенкан). Клановое имя жителей этой деревни – Кадьоноге (Кассоге). По словам информантов, Сейду Гиндо и Бокари Гиндо из д. Энде, а также Бодума Кассоге из д. Джигибамбо (проживает в Бамако), «Кассоге и Гиндо – одно и то же» («Kassogué et Guindo sont le même» (фр.); «Kassogué ni Guindo ye kelen ye» (бамананкан).

23. Керамика, произведения декоративно-прикладного искусства и особенно ткани теллем X–XVI вв. широко представлены в экспозиции Национального музея в Бамако.
7 Итак, в случае с деревней Энде можно говорить о том, что устная традиция зафиксировала две волны миграции: первая датируется XII–XIII вв., вторая – XV–XVI вв. С первой волной связано основание кварталов Огоденгу и Энде-Торо, со второй – Энде-Во. Что касается квартала Гиранканда, то он, по словам Сейду (Жюстена) Гиндо, Бокари Гиндо и Сулеймана Гиндо из квартала Огоденгу, а также Домо Гиндо из квартала Энде-Во, населялся разными пришлыми людьми. Но следует отметить, что уроженцы Гиранканда с обеими версиями деревенского исторического предания не согласны и утверждают, что именно их квартал стал первым поселением в Энде (информант Амаду Гиндо, г. Севаре, 04.11.2017). Обращает на себя внимание и то, что жители Энде-Во говорят на диалекте языка тенкан и их произношение заметно отличается от произношения обитателей Огоденгу и Энде-Торо (тут можно напомнить, что злодей-Андумере и его родичи не поняли то, что сказал Анваджа).
8 Наконец, существует еще одна версия устного исторического предания Энде, зафиксированная в начале прошлого века Луи Деспланем:
9

Гиндо-Уандйа, путешествовавший по стране теллем, пришел в деревню Энгем, оставленную побежденными первобытными людьми, и не нашел там никого, кроме старика-первосвященника культа защитника страны, Буна, и его семьи. Захватив божественные талисманы и получив таким образом небесное покровительство, он женился на дочери старика-теллем (у Деспланя Telle. – П.К.); затем они поселились в старой деревне Энгем (диалектальный вариант произношения слова «Энде». – П.К.). С тех пор вождь-огон представляет семьи Гиндо, а вождь-лаггам представляет семьи теллем, и таким образом они делят власть в кантоне Энгем24.

24. Le Guindo-Ouandïa parcourant le pays Telle ne trouva au village d'Engem, abandonné par les primitifs vaincus qu'un vieillard, grand prêtre, gardien des Bouna, protecteur du pays, et sa famille. S'étant emparé des talismans divins et, certain désormais de la protection céleste, il épousa la fille du vieillard Telle ; puis, avec les siens, repeupla le vieil Engem. Depuis cette époque, un chef Hogon, représentant les familles Guindo et un chef Laggam, représentant les Telle se partagent le pouvoir dans le canton d'Engem [Desplagnes, 1907, p. 193].
10 Десплань не указал информантов, от которых он получил эту версию исторического предания. Нетрудно заметить, что это предание сильно отличается от обеих его версий; однако ближе всего оно все-таки к преданию квартала Энде-Во. Дело в том, что тут получает объяснение причина, по которой в Энде были и ого, и лаган; причем предшественники Гиндо прямо связываются с теллем, что совпадает с информацией, полученной от Сейду (Жюстена) Гиндо. Пока что все попытки найти информантов, знающих именно этот вариант устного исторического предания Энде, к сожалению, не увенчались успехом.
11

Карта. Нагорье Бандиагара с населёнными пунктами, упомянутыми в устной традиции.

12 Как бы то ни было, появление записей устной традиции, сделанных самими ее носителями, является, по мнению автора, важным этапом трансформации самосознания догонов в условиях современного мира. Начали также записываться и рецепты традиционной медицины, о чем говорилось на конференции во время III Фестиваля Огобаньян (Бамако, 27–28 января 2018 г.). О том же говорят сами фестивали культуры догонов, которые, начиная с января 2016 г., регулярно проводятся в столице Мали.
13
СОБЫТИЯ ИСТОРИИ МАЛИ Январь 2015 г. – в Бамако проходит I фестиваль культуры догонов «Огобаньян». 2012 г. – военный переворот и начало войны на северо-востоке Мали. 1991 г. – свержение Мусы Траоре в результате военного переворота. Либерализация экономической политики. 1968 г. – военный переворот и приход к власти Мусы Траоре. 22 сентября 1960 – провозглашение независимости Республики Мали. 1948 г. – публикация «Бога воды» М. Гриоля. 1931–1933 гг. – Миссия «Дакар–Джибути» М. Гриоля. 22.08.1892 г. Мали становится самостоятельной колонией. 18801890 гг. территория Мали – часть фр. колонии Сенегал («Верхний Сенегал»). 1864 г. – исчезновение Эль Хадж Умара Талля в пещерах около г. Бандиагара Начало 1860-х гг. – Создание Империи тукулёров Эль Хадж Умаром Таллем; завоевание Сегу и Масины. 1796–1797 г. – путешествие Мунго Парка. 1766 г. – к власти в Сегу приходит Н’Голо Диарра, основатель династии Нголоси; перенос столицы в новый Сегу. 1689 г. – начало правления Мамари Битона Кулибали и превращение Сегу в империю. 1652–1682 гг. – правление Каладжана Кулибали и основание царства Сегу. 1630 г. – окончание марокканской оккупации. 1610 г. – окончательное падение Империи Мали 1591 г. – падение Сонгаи и начало марокканской оккупации. XVI в. – Расцвет державы Сонгаи 13121337 – царствование Канку (Манса) Мусы; 1324 – его паломничество в Мекку. 1236 г. – принятие хартии Курукан Фуга, устной конституции Империи Мали. 1235 г. – разгром сусу в битве при Крине и начало Империи Мали. 1190 г. – родился Сунджата Кейта (по другим данным – 1217 г.). 1076 г. – разгром Вагаду (Ганы) альморавидами. X в. – расцвет Вагаду (Ганы) со столицей в Кумби-Сале (юг современной Мавритании); частичная исламизация Вагаду. СОБЫТИЯ ИСТОРИИ д. ЭНДЕ по письменным и устным источникам Январь 2015 г. – д. Энде принимает участие в I фестивале «Огобаньян» в Бамако. Али Андагади Гиндо из Энде-Торо записывает устную традицию квартала Энде-Торо. 2012 г. – конец туристического бума. Жители деревни начинают вкладывать полученные средства в развитие сельского хозяйства; запись традиции Энде-Во. Конец 1990-х гг. – жители старой деревни полностью переселяются в долину. 1991 г. – начало туристического бума. Начало бурной исламизации. 1972 г. – последний лаган из старого квартала Энде-Во переселяется со скального уступа в долину. Начало переноса кварталов Огоденгу и Энде-Во в долину. 1960-е гг. – правление последнего вождя (ого) Энде. 1860-е гг. – сражения с тукулёрами. От середины XVI до начала XVII в. – возможное время правления вождя (ого) по имени Энеба («Первенец Энде»), рожденного уже в Энде-Во. Начало XVI в. – основание квартала Энде-Во. Исход теллем. Сосуществование с теллем. От второй половины XII до середины XIII в. – основание кварталов Огоденгу и Энде-Торо. X в. – миграция теллем; основание деревень теллем (над кварталами Огоденгу и Энде-Во)

References

1. Description of Semari village by its chief Bureima Gandeba. Transl. and comment. P. A. Kucenkov. History of Africa: people and destiny: a collection of documents and materials. Ed. by T. M. Gavristova. Jaroslavl’: Filigran’ Publ., 2016. Pp. 99–110. (in Russian).

2. Annexe N° 5 de la loi N° 96-059 du 04 novembre 1996 / Portant création de communes. Titre V : Communes de la Région de Mopti. http://dgct.gouv.ml/telecharger/27082014/loi%2096-059%20portant%20cr%C3%A9ation%20des%20communes%20PDF/L96-059-Annexe5.pdf. P. 6.

3. Bedaux R. M. A., Bolland R. Tellem, reconnaissance archéologique d'une culture de l'Ouest africain au Moyen-Age : les textiles. Journal des africanistes. T. 50. Fasc. 1. 1980. Pp. 9–23.

4. Bedaux R. M. A., Lange A. G. Tellem, reconnaissance archéologique d'une culture de l'Ouest africain au Moyen-Age : la poterie. Journal des africanistes. T. 53. Fasc. 1/2. 1983. Pp. 5–59.

5. Desplagnes L. Le plateau central Nigérien : une mission archéologique et ethnographique au Soudan français. Paris: Larose, 1907

6. Gallay A., Huysecom A., Mayor A. Archéologie, histoire et traditions orales : trois clés pour découvrir le passé dogon. Die Kunst der Dogon. Museum Rietberg Zürich. Zürich: Museum Rietberg, 1995. Pp. 19–44.

7. L'Histoire de Endé. http://ende-dogon-mali.over-blog.com/pages/LHistoire_de_Ende-2499366.html